Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:55 

Место для воинов. Глава 17

FluffyDu
Место для воинов
Оригинальное название: A Place for Warriors
Переводчики: FluffyDu, Шиноби Скрытого Листа aka Delfy
Автор: owlsaway
Бета: Saske Uchiha
Рейтинг: PG-13
Размер: Макси
Оригинал: www.fanfiction.net/s/3625984/1/A-Place-for-Warr...
Персонажи: Гарри Поттер, Северус Снейп, Альбус Дамблдор, Рон Уизли, Гермиона Грейнджер и др.
Жанр: Драма, Ангст, Приключения
Дисклеймер: Персонажи принадлежат Дж. К. Роулинг.
Разрешение на перевод: получено.
Саммари: Дамблдор запирает Гарри и Снейпа в Выручай-комнате. Магия Гарри действует, Снейпа – нет. Смогут ли они не убить друг друга?

fluffydu.diary.ru/p189775433.htm
fluffydu.diary.ru/p190044434.htm
fluffydu.diary.ru/p190812460.htm
fluffydu.diary.ru/p191348290.htm
fluffydu.diary.ru/p191760215.htm
fluffydu.diary.ru/p193592826.htm
fluffydu.diary.ru/p194598725.htm
fluffydu.diary.ru/p195628127.htm
fluffydu.diary.ru/p196335476.htm
fluffydu.diary.ru/p196625010.htm
fluffydu.diary.ru/p197950389.htm
fluffydu.diary.ru/p198212272.htm
fluffydu.diary.ru/p198799248.htm
fluffydu.diary.ru/p199773425.htm
www.diary.ru/~FluffyDu/p199773494.htm
www.diary.ru/~FluffyDu/p204256294.htm

Глава 17

— Гарри! Гарри, подожди!

Чистый, звонкий голос заставил Гарри остановиться и обернуться. Уши заалели при виде махающей ему Джинни. Ей не стоило так громко звать его, потому что несколько ребят тут же обратили свой взор в сторону Избранного, несомненно ожидая стать свидетелями очередной драмы Мальчика-Который-Выжил.

— Да? — отозвался Гарри, стараясь говорить нейтральным тоном. Он не мог не заметить, что они привлекли внимание сидящего за преподавательским столом Снейпа. Когда профессор посмотрел на Джинни, взгляд его стал холоден и не поддавался расшифровке, но явно не был дружелюбным. Хотя разве у Снейпа бывает дружелюбный взгляд?

Джинни откинула назад свои длинные рыжие волосы, переводя дух после погони за другом.

— У меня послание для тебя, — сообщила она. — Оно от…

— Стой, — прервал ее Гарри и жестом призвал девушку следовать за ним. Выручай-Комната превратила его в параноика, с этим ничего не поделаешь. Больше никто не узнает о его делах, если только он сам этого не захочет.

Джинни согласно кивнула, радостно сверкнув глазами, и охотно направилась следом за Гарри из Большого Зала. Он втянул ее в темный угол неподалеку от спуска в подземелья.

— Ну? Что у тебя?

— Я хотела передать тебе послание от Дамблдора. Он будет ждать тебя в восемь у себя в кабинете. Пароль — сливочное пиво.

— Ясно, — пробормотал Гарри. Видимо, не стоило и надеяться, что Дамблдор оставит его в покое хотя бы на день. — Спасибо.

— Не за что, — отмахнулась Джинни, но не сдвинулась с места, намереваясь продолжить разговор. — Когда у нас будет новое собрание сам-знаешь-чего?

Этот вопрос волновал многих ребят. Гарри пожал плечами. Сейчас даже сама мысль о собрании Д.А. вызывала у него беспокойство. Он более не станет участвовать в мероприятии, носящем название “Дамблдорова Армия” и уж точно НИКОГДА не переступит порог Выручай-Комнаты снова.

Джинни с надеждой смотрела на него.

— Можем мы собраться поскорее, Гарри? Мне кажется, на следующей тренировке я уже смогу наколдовать материального Патронуса.

— Не знаю, — резко ответил Гарри. Болтовня подруги разозлила его. Не стоит ему задерживаться, иначе взрыва не избежать. Удивленная подобной реакцией, Джинни отступила назад.

— Слушай, Джинни, давай позже поговорим? Мне еще нужно добраться до класса Зелий.

Джинни уперла руки в бока, в ее глазах промелькнуло упрямство.

— Ты ведь не бросишь Д.А.? Потому что это было бы ужасной глупостью!

— Я еще не решил. Возможно.

— Что может быть важнее Д.А.? — воскликнула Джинни, голос которой стал неприятно визгливым. — Важнее, чем научиться магической защите?

Гарри пожал плечами. В его голове непрошено вспыхнул собственный образ, снова и снова проваливающийся в воспоминания.

— Магия не главное, Джинни. Иногда она делает только хуже.

— Но ты же учишь нас не темной магии, — запротестовала девушка. — Не превращаешь нас в Пожирателей Смерти.

— Я знаю, — раздраженно согласился Гарри, потерявший нить своего аргумента. Он закрыл глаза в попытке перестроиться. — Джинни. Если я вновь возглавлю Д.А., я внесу несколько изменений.

— Каких?

— Сменю название, — хмуро заявил Гарри. — А также мы больше не будем собираться в Выручай-Комнате. — Гарри вскинул голову, пораженный новой идеей. — И программа занятий будет скорректирована. Я научу вас еще и другим вещам, помимо магии.

— Каким? — повторила Джинни.

— Маггловской тактике выживания.

— Но Гарри, среди нас нет магглов или сквибов…

— Магию у вас могут отобрать, — возразил Гарри и вдохновленно кивнул. — Я покажу вам, как выживать в условиях психологической войны.

— Как выживать когда? — выдохнула Джинни.

— Ты все поймешь, — уверил Гарри, на его лице появилась зловещая улыбка. — Да, я смогу многому вас научить, когда найду новое место для встреч.

— А что не так с Комнатой по Требованию?

— О ней знает Амбридж, — вывернулся Гарри. Одно только упоминание о Выручай-Комнате заставило его сильно занервничать, он провел рукой по лбу.

— Что с твоей рукой? — совершенно иным голосом поинтересовалась Джинни и схватила его руку, желая получше рассмотреть ее. Гарри тоже уставился на свои руки, едва скрывая удивление. Миллиарды маленьких белых трещин покрывали его пальцы. С некоторого расстояния их невозможно было увидеть, но вблизи они выглядели довольно странно. Как он не заметил их раньше?

— Понятия не имею, — недоуменно ответил Гарри. Он согнул пальцы, но не почувствовал ничего необычного. — Эээ, может, это побочный эффект после драконьей оспы?

— Возможно, — с сомнением сказала Джинни. — Тебе нужно к Помфри.

— Сначала я покажусь Гермионе, — решил Гарри. — И если она не знает, что это…

— Ты пойдешь к Помфри, — согласилась с его условием Джинни.

Она погладила пальцами сеточку выступающих трещинок на его руке, завороженная ими. Ее жест напоминал материнскую заботу. Гарри был смущен и одновременно наслаждался ее трепетным отношением. Но практически сразу Джинни замерла, глядя куда-то поверх плеча Гарри. Склонившись к его уху, девушка прошептала “Я сообщу всем о Безымянной Армии”, отпустила его руку и умчалась вперед по коридору.

Гарри спрятал руки в карманы и обернулся, приготовившись к столкновению с угрозой, которая заставила подругу пуститься в бега. На него с нескрываемым негодованием смотрел Снейп. Пораженный силой его неумолимого взгляда, Гарри бессознательно отступил на шаг назад. Как много Снейп видел?

— Чего вы ждете? — шелковым голосом поинтересовался Снейп. — Персонального приглашения? Спускайтесь вниз.

Гарри обошел профессора и направился в подземелья. С каждым шагом внутри него нарастала тревога. Гермиона и Рон уже заняли места в конце класса, и он поторопился сесть между ними.

Снейп времени не терял.

— Каникулы окончены, — сходу рявкнул он. — Проверим, осталось ли в ваших дырявых головах хоть что-то за время моего отсутствия. Поттер!

— Да, сэр? — отозвался Гарри, пытаясь сдержать нейтральный тон.

— Что получится, если смешать буботуберовый гной с соком жаброслей и волдырным порошком?

Гарри изумленно заморгал.

— Эээ.

— Не знаете? Попробуем еще. Какое вещество создается путем смешивания яиц Докси с окисленным имбирем?

Гарри заерзал на стуле, охваченный неприятным чувством дежа вю первого курса. Чего Снейп добивается, устраивая ему опрос в первый день возвращения к учебе? А как же та чушь об отсрочке его домашней работы? Стремясь оставаться вежливым, Гарри все же едва сдерживал себя, отвечая:

— Я не знаю, сэр.

Снейп мерзко ухмыльнулся.

— Даю вам последний шанс, Поттер. В каком виде сывороток используются перья болтрушайки?

— Я не знаю, сэр.

— Я поражен. Полагаю, вы слишком ленивы и потому, бездарно проводя время в больничном крыле, ни разу не удосужились открыть учебник. В связи с этим назначаю вам отработку.

Гарри нахмурился. Он собирался отстаивать свои права, хотя, конечно, Гермиона прибьет его за это.

— Сэр, простите, но Кодекс Хогвартса запрещает наказывать ученика в первый день учебы после его более чем трехдневного отсутствия по болезни.

Рон насмешливо фыркнул, не успев прикрыть рот рукой.

Снейп невозмутимо обвел троицу взглядом.

— Уизли, Грейнджер, вы присоединитесь к Поттеру на отработке, — выплюнул зельевар и вызывающе посмотрел на друзей в ожидании протестов. Рон уже было открыл рот, но Гарри остановил его предупреждающим взглядом.

— Жду вас после занятий, всех троих, — холодно известил Снейп и наконец обратил внимание на класс. Слизеринцы посмеивались на своих местах, гриффиндорцы бросали на них недовольные взгляды. — Вижу, за время моего отсутствия ничего не изменилось. На сегодня ваша задача — сварить Борматушный эликсир…

Урок тянулся ужасно долго. Гермиона в совершенстве справилась с приготовлением своего зелья, после чего принялась украдкой помогать Рону, Гарри и Невиллу, когда Снейп отходил достаточно далеко. К счастью, старая летучая мышь игнорировала Гарри и его невежественных друзей до конца занятия.

Гарри подошел к столу Снейпа, Гермиона и Рон неохотно последовали его примеру. Зельевар дождался, пока класс опустеет, после чего обратил к ним свое пылающее ненавистью лицо. Гарри вздрогнул и отступил назад.

— Приходите в восемь вечера ко мне кабинет, — сердито объявил Снейп, не сводя глаз с Гарри. — Уж извините, Поттер, что не приглашаю вашу девушку на отработку. Возможно, в следующий раз.

Гарри недоуменно уставился на Снейпа.

— О чем вы?

— Свободны.

На этот раз Рону пришлось удерживать друга от спора с профессором. Оказавшись в безопасности за пределами класса, он отпустил Гарри и поинтересовался у него:

— О чем это Снейп?

— Откуда я знаю! — не выдержал Гарри. — Он видел меня с Джинни перед занятием, но понятия не имею, с чего он решил, что мы встречаемся.

Гермиона издала страдальческий вздох.

— Рон, у нас же еще отработка с Амбридж сегодня.

— А у меня встреча с Дамблдором, — добавил Гарри.

— Ничего себе мы популярны, — фыркнул Рон.

— Я, пожалуй, предпочту встрече с Дамблдором отработку у Снейпа.

— Я тоже, — согласилась Гермиона. — Он, по крайней мере, не заставит нас резать самих себя.

— Значит, решено, — поддержал друзей Рон, все еще выглядящий раздосадованным. Он пригрозил кулаком двери в подземелья, и они втроем направились на Гербологию.

Оставшаяся часть дня смешалась в расплывчатое пятно уроков и обеспокоенных преподавателей. Казалось, все они сходились во мнении, что Гарри еще не до конца выздоровел, и потому оставляли его в покое и отмахивались от вялых извинений о неподготовленной домашней работе. Такое обращение понравилось Гарри гораздо больше снейповского, и потому к восьми часам он уже был полон свежих сил.

— Амбридж убьет нас за неявку, — печально заключил Рон.

— Это плохо, — сухо заметила Гермиона. — Но сегодня у нас есть более важные дела.

— Не думаю, что отработку у Снейпа можно считать важнее, — пробормотал Рон.

Гермиона раздраженно посмотрела на него.

— Я имела в виду вовсе не отработку. Гарри, что ты сказал Дамблдору?

— Ничего, — раскрыл Гарри свою маленькую месть перед друзьями. Проигнорировав сообщение старого волшебника, он не испытал ни капли угрызений совести.

— Прекрасно, — вздохнула Гермиона. — Похоже, сегодня нас ожидает интересный вечер. — Она подняла руку и постучала в дверь кабинета Снейпа.

— Войдите.

Снейп, сидящий за массивным дубовым столом, молча указал на три стула. Все трое заняли предложенные места. Зельевар игнорировал их присутствие, бормоча мрачную связку заклинаний. Наконец, он бросил шквал огня в закрытую дверь. Яркие искры очертили ее и исчезли.

— Теперь мы можем говорить свободно, — вкрадчиво объявил Снейп. — Поттер, полагаю, ты рассказал друзьям, почему они здесь?

Гарри растерянно взглянул на профессора.

— Эээ… из-за отработки?

— Нет же, идиот, — невозмутимо сообщил Снейп. — Из-за чар Фиделиус. — Хмыкнул он. — Немудрено, что ты забыл — у влюбленных совсем другие приоритеты, не так ли?

— Понятия не имею, о чем вы, — вспылил Гарри. — У меня даже чертовой девушки нет!

— Следите за языком, мистер Поттер, — предостерег Снейп, в его глазах промелькнул дьявольский огонек. — Десять баллов с Гриффиндора.

— Гарри нам обо всем рассказал, — поспешила вмешаться Гермиона. — И Рон, и я: мы оба считаем хорошей идеей наложить на нас чары.

— Что ж, раз у нас есть благословение мисс Грейнджер, можно спокойно продолжать, — протянул Снейп. — Кто-нибудь из вас накладывал чары Фиделиус прежде?

Рон и Гермиона покачали головами.

Снейп перешел на лекторский тон.

— Чары Фиделиус трудно снять, потому что они действуют на подсознательном уровне. Другими словами, эти чары способны удержать язык за зубами. — Снейп сделал паузу, позволяя гриффиндорцам переварить информацию. — Фиделиус разделяет участников на три группы: Просителя, которым являюсь я, Доверенных — мисс Грейнджер и мистер Уизли, и Хранителя — мистер Поттер.

— Получается, что Гарри не обязан хранить молчание? — удивился Рон.

— Нет, — подтвердил Снейп. — Сегодня он здесь в качестве Хранителя.

— Почему вы не можете быть Хранителем? — настороженно спросил Рон у Снейпа и обеспокоенно посмотрел на Гарри.

— Потому что секрет обо мне, — ответил Снейп, растягивая слова. — А Хранитель не может одновременно являться и Просителем.

Он подошел к своему столу и вытащил что-то из ящика. Лицо Гарри исказилось от отвращения.

— Да, Поттер, ваш любимчик, — сухо заметил Снейп. — Думосброс имеет решающее значение в этих чарах. — Он сделал паузу, изучив троицу перед собой. — Вам придется четко выполнять мои указания, иначе все обернется неприятными последствиями. Вам ясно?

— Да, сэр, — подтвердила Гермиона за всех.

— Вот и отлично.

— Доверенные, подумайте о том, что я хочу сохранить в секрете. О том, что рассказал вам мистер Поттер обо мне… о моей преданности, моей истории, моих слабостях, обо всем, что он узнал находясь в Выручай-комнате. Теперь соедините кончики своих палочек вместе.

Нервничая, Гермиона и Рон соприкоснулись своими волшебными палочками. Спустя мгновение из их кончиков вырвались кровавого цвета нити, которые начали переплетаться, соединяя одну палочку с другой. Рон ахнул и отвел свою руку немного в сторону, давая пучку пространство для роста, пока он не повис между их с Гермионой палочками.

— Теперь поместите секрет в думосброс.

Гермиона и Рон, следуя указанию, аккуратно стряхнули в омут цепочку воспоминаний.

— Доверенные, теперь каждый из вас должен поместить в думосброс свой собственный секрет. Подумайте о нем, поднесите кончик палочки к своему уху и вытяните нить воспоминаний.

Рон сглотнул.

— Зачем это?

— Чары Фиделиус требуют оплаты. Для того чтобы хранить секрет, нужно поделиться секретом.

— Замечательно, — вздохнул Рон и покосился на Гарри. — Я первый. — Он приложил палочку к уху, и золотистый вихрь прицепился к самому ее кончику. Затем он опустил его в омут рядом с секретом о Снейпе. Струйки опасливо закружили друг вокруг друга, напоминая настороженных собак.

— Ваш черед, мисс Грейджер.

Гермиона кивнула и, вытянув из уха бирюзовую струйку, поместила ее в омут. Секрет Гермионы закрутился вокруг других, двигаясь все быстрее и быстрее, пока не смешал воспоминания в одну размытую субстанцию.

— Теперь, — известил мрачный Снейп, — Проситель должен добавить свою плату. Для того чтобы хранить секрет, нужно поделиться секретом. — Зельевар поднес палочку к уху и опустил в омут серый бесформенный сгусток. Оказавшись среди других, секрет зельевара скрутился в крошечный шарик и начал медленно продвигаться к краю омута.

— Мистер Поттер, сейчас вы должны опустить палочку в омут и произнести “Surripio Solverum”.

Гарри так и сделал. Секреты прекратили движение и опали на дно омута, все четыре друг за другом.

— Доверенные и Проситель внесли свою оплату, — объявил Снейп. — Теперь Хранитель должен запечатать секрет. Для этого, Мистер Поттер поместит в омут свой собственный секрет. Затем мы вчетвером просмотрим его воспоминание…

— Просмотрите мое воспоминание? — оборвал Гарри. — Зачем вам смотреть его? Почему я не могу просто опустить его в думосброс, как и все остальные?

— Таковы правила Фиделиуса, — отрезал Снейп. — Секрет Хранителя должны просмотреть все участники чар. Этот этап — неразрывная и очень важная магическая составляющая заклинания, Поттер. Без него Фиделиус не сработает.

— Вы поэтому сделали меня Хранителем? — потребовал Гарри. — Чтобы я был вынужден продемонстрировать вам свой секрет? Чтобы унизить меня?

— Вы стали Хранителем, мистер Поттер, потому что у меня не было другого выбора, — прорычал Снейп. — Я не желаю, чтобы еще кто-либо знал о чарах!

— На окклюменции вы уже видели множество моих воспоминаний, — привел слабый аргумент Гарри. — Большинство из них были тайными!

Снейп заколебался, на его лице промелькнуло сочувствие, но он тут же взял свои эмоции под контроль.

— Уизли и Грейнджер не были свидетелями ни одного из тех событий. А мы все четверо должны увидеть твой секрет, Поттер. Так работает Фиделиус.

Гарри нерешительно поглядел на думосброс, ломая голову над тем, какое безобидное воспоминание он мог бы опустить в него.

— Как только мы просмотрим твой секрет, Поттер, ты должен будешь направить палочку на думосброс и произнести “Surripio Fidelius Finitu”. Если чары Фиделиуса будут удовлетворены, то нити превратятся в безобидный белый камень и секрет обо мне станет Непреложным. В противном случае, ничего не произойдет, и нам придется придумывать что-то еще.

Снейп посмотрел на Гарри со странным блеском в глазах.

— Должен сказать тебе, Поттер, что Фиделиус довольно кровожаден. Чем мрачнее твой секрет, тем с большей вероятностью чары будут удовлетворены. Именно Хранитель должен убедить чары заработать. Поэтому я бы не советовал делиться чем-нибудь жизнерадостным. А как раз наоборот.

— Погодите-ка, — вмешалась Гермиона. — Слишком уж это заклинание стало напоминать темную магию.

— Я никогда не утверждал обратного, — хмуро заявил Снейп.

— Но Дамблдор использовал…

— Уверяю вас, — прервал профессор Гермиону, словно полоснул лезвием. — Ваш драгоценный директор не понаслышке знаком с темной магией. Ну а теперь давайте продолжим.

— Но студентам запрещено использовать темную магию...

— Делайте, что я говорю, мисс Грейнджер, — прорычал Снейп и ударил кулаком по столу, — или я выйду из себя. А уж поверьте мне, вы не захотите при этом присутствовать.

Гермиона открыла было рот, но Гарри оборвал ее.

— Ладно тебе, — призвал он подругу. — Наше дело намного важнее глупых правил.

— Слова истинного гриффиндорца, — не удержался от язвительного замечания Снейп. — Ну а теперь, Поттер, твой секрет! И постарайся выбрать что-нибудь почище. Обойдись без неловких зажиманий по темным углам с юными барышнями.

Гарри сжал кулаки.

— Почему вы продолжаете делать эти дурацкие намеки?

— Я затронул больное место? — вкрадчиво поинтересовался Снейп. — Ты, Поттер, столь чувствителен, когда дело касается твоей рыжеволосой любовницы. Очень тяжело на задеть тебя.

— Не называйте мою сестру любовницей! — негодующе вклинился Рон, на его побледневшем лице ярко выступили веснушки.

— Я не встречаюсь с Джинни! — одновременно с другом воскликнул Гарри. — А если бы и встречался, это абсолютно не ваше дело!

Снейп свирепо уставился на него, на его бледных щеках проявились два алых пятна.

И тут к Гарри пришло озарение.

— Это ведь из-за мамы, да? Вы злитесь из-за того, что я встречаюсь с еще одной Лили, так? Вас расстраивает сам факт того, что и младшему Поттеру снова досталась девушка!

— НЕ СМЕЙ ПРОИЗНОСИТЬ ЕЕ ИМЯ ПРИ МНЕ! — сорвался на крик Снейп, брызжа слюной через стол.

— Это смешно, — осадил его Гарри. — Вы смешны.

— Смешны твои домыслы, — прорычал Снейп. — Сейчас же отправляй свой секрет в думосброс, или выматывайтесь из моего кабинета.

Перебарывая гнев, Гарри резким движением поднес палочку к своему уху и задумался на долгую мучительную минуту. В комнате повисла тишина. Наконец, прядь воспоминаний появилась из его уха и как змея обмоталась вокруг волшебной палочки. Гарри с отвращением посмотрел на поблескивающий угольно-черным цветом секрет и сбросил его в думосброс. Жидкость зашипела и забурлила, яростно смешиваясь. Остальные секреты заметались по омуту словно в агонии.

Гарри взглянул на друзей — отважатся ли они сказать что-нибудь? Они молчали, однако Снейп все еще не сводил глаз с Гарри.

— Давайте покончим с этим, — грубо сказал он, жестом подзывая своих учеников к омуту. Все вместе они окунули головы в думосброс.

В месте действия уже царил хаос. Дадли находился на полу верхом на гораздо более юном Гарри и бил его по лицу, занося кулак снова и снова. Отчаянно пытаясь вырваться, мальчик тем не менее не издавал ни звука.

— Почему ты не КРИЧИШЬ! — разочарованно требовал ответа Дадли. — Почему ты никогда не КРИЧИШЬ, Поттер?

Мальчик высвободил руку и мимолетным рывком вцепился ею в лицо Дадли. Кузен вознаградил его шлепком по рту.

— Ты отплатишь за то, что наговорил миссис Смит, — воскликнул Дадли, подавляя рыдания в горле. — Из-за тебя, Поттер, она на неделю отстранила меня от занятий!

Маленький Гарри не стал ему отвечать, а просто продолжал попытки вырваться, но Дадли был на голову выше и гораздо тяжелее его. Пройдет еще год или два, прежде чем он научится не сопротивляться.

— Я знаю, как заставить тебя кричать, — заявил Дадли, вытащил зажигалку — Гарри по сей день не знал, где он ее заполучил — и щелкнул затвором. Мальчик в ужасе уставился на маленький огонек, но это не помешало Дадли поднести его к коже кузена. Тошнотворное шипение наполнило комнату.

Маленький Гарри проглотил рвущийся наружу крик и заметался в агонии, бешено суча ногами по полу. Одним кроссовком он задел зажигалку, и та взлетела в воздух. Она попала на шторы, ткань которых немедленно занялась огнем.

— Папа! — завизжал Дадли, все еще сидя на груди Гарри и не давая ему сбежать. — Посмотри, что Гарри натворил! Посмотри, что натворил этот ненормальный!

Чрезвычайно толстый мужчина ворвался в комнату. Вслед за ним показалась худощавая женщина c крысиным лицом. Оба они резко остановились, едва увидели полыхающие шторы. Взрослый Гарри отвел взгляд от своей маленькой версии. На лицах Рона и Гермионы застыли одинаковые выражения ужаса. Снейп, как ни странно, не следил за происходящими событиями. Он наблюдал за взрослым Поттером.

Гарри отвернулся.

— Уведи Дадлика от сюда! — крикнул Вернон. Петуния бросилась к сыну, схватила его в охапку и поспешила с ним наружу. Вернон же подскочил к племяннику.

— Потуши его! Сейчас же потуши огонь, ты ненормальный!

Маленький Гарри, кривясь от боли, поднялся на ноги и с несчастным видом посмотрел на занавески. Он не умел контролировать причуды, происходящие с ним. Обычно они случались помимо его воли, когда он меньше всего ожидал их. Но говорить это дяде, пожалуй, не стоило.

— Чего ты ждешь? — проревел Вернон. — Туши, пока я не потерял терпение!

В отчаянии мальчик заозирался вокруг. Он схватил подушку с дивана и начал сбивать ею огонь. Пламя тухло и занималось с новой силой, но Гарри не сдавался. Может, если ему удастся потушить огонь, то дядя не станет бить его…

— Что ты делаешь? — вопил Дурсль. — Ты уничтожишь весь дом, мальчишка!

Это был один из тех редких моментов, когда Гарри не повиновался своему дяде. Он прекрасно понимал: если дом сгорит — ему несдобровать. И поэтому он выхватывал подушку за подушкой, сбивая ими огонь до тех пор, пока от штор вместе с большей частью дивана не остались лишь обугленные клочья.

Только тогда он поднял взгляд на дядю.

— ПОСМОТРИ, ЧТО ТЫ НАТВОРИЛ! — орал дядя. — Посмотри на шторы! На диван! Руины! Кругом одни руины!

— Мне жаль, — глухо пробормотал мальчик.

— Ты заплатишь за все это, — прогремел над ним голос Вернона. — Отработаешь все до пенса, мальчишка! Забудь о еде до тех пор! И ты отправляешься в чулан до самого Рождества!

— Да, дядя Вернон, — тихо согласился маленький Гарри, вопреки всему надеющийся, что на этом его наказания закончатся. Он ведь спас дом от сгорания… наверняка это чего-то стоит.

Дурсль засучил рукава.

— Но сначала я заставлю тебя кричать, мальчишка.

Когда все кончилось, Вернон скинул племянника на пол ванной комнаты.

— Приведи себя в порядок, — приказал он и захлопнул дверь. Несколько минут спустя с улицы донеслись звуки отъезжающего автомобиля.

Гарри лежал на холодном полу, даже маленькое движение требовало от него непомерных усилий. Дядя не убил его. Значит, спасение дома не было напрасным. Вспышка ослепляющей боли пронеслась по всему телу, и мальчик испустил тихий болезненный стон.

Возможно, стоило дать дому сгореть.

Тогда ему бы не пришлось больше мучиться.

Мальчик с трудом поднялся и смыл кровь с лица и рук. Взрослый Гарри услышал, как кто-то втянул воздух. Он совершенно забыл о наблюдавших за происходящим друзей и оглянулся на них. Рон выглядел так, будто его сейчас вырвет. Гермиона качала головой, на ее глаза наворачивались слезы. А Снейп? Снейп хладнокровно наблюдал за событиями, прислонившись к дверному косяку и скрестив руки на груди.

— Теперь мы можем идти? — дрожащим голос спросила Гермиона.

— Пока нет, — хмуро сказал Гарри. — Сам секрет мы еще не видели.

Гарри отвернулся от друзей, сосредоточившись на своей маленькой копии. Тогда он еще не научился самоисцелению. К его большому сожалению. Ожоги, особенно на вид, казались очень болезненными.

Действия мальчика были быстрыми и отработанными. Из шкафчика за зеркалом он вытащил бинты, марлевые салфетки, дезинфицирующее средство. С отвращением осмотрев найденные предметы, он глубоко вздохнул и стянул с себя рубашку. Он аккуратно стер кровь с груди и вскрыл упаковку с бинтами. И замер, заметив себя в зеркале. На нем уже была одна повязка. Он наложил ее только сегодня утром. Дважды за выходные. Мальчик весело фыркнул, но его улыбка быстро исчезла. Он схватил банку и с силой швырнул ее об пол. Он стоял, сжимая и разжимая кулаки, его ноздри характерно раздувались, словно крылья птицы. Его усилия бесполезны. Завтра его снова побьют, и какой тогда смысл?

Гарри подобрал банку, убрал вместе со всем остальным назад в шкафчик и, прихрамывая, покинул ванную. Оказавшись в спальне тети и дяди, он вскарабкался на кровать и резко втянул воздух, когда его израненное тело коснулось покрывала. Он долго просидел там, не отрывая глаз от прикроватной тумбочки. Наконец, он открыл верхний ящик и вынул из него темный металлический предмет.

Гермиона громко ахнула.

Мальчик перекладывал этот предмет из одной руки в другую. Через некоторое время он все же поднес его к взлохмаченным черным волосам.

— Гарри, нет! — воскликнула Гермиона и бросилась к ребенку, но ее рука прошла сквозь его грудь, словно он был призраком. — Не делай этого! На нажимай на курок!

— Не нажимай что? — недоуменно вскрикнул Рон. — Гермиона, что это за штука?

— Это оружие! — прокричала девушка. — С помощью этой штуки магглы убивают друг друга!

Услышав ее слова, Рон и Снейп сорвались с места. Они тоже попытались вырвать оружие из рук ребенка. Но это было лишь воспоминание, у них не было возможности изменить события. Тут к ним всем одновременно пришло осознание — Гарри не сделал этого. Доказательством тому служил молодой человек, стоящий рядом с ними и невозмутимо наблюдающий за своей семилетней копией, которая пыталась собраться с духом и убить себя.

Очень долго маленький Гарри сидел на краю кровати с пистолетом, приставленным к виску. Снейп, Рон и Гермиона наблюдали за ним затаив дыхание. Напряжение сковало их лица. Секунды длились бесконечно, но в конце концов мальчик опустил оружие. Когда он закрыл ящик, с его губ сорвался вздох сожаления. Гарри соскользнул с кровати и спустился на кухню в поисках еды, которую он мог бы спрятать у себя в чулане.

— Это секрет, — резко бросил Гарри, и все четверо вернулись назад в кабинет Снейпа, моргая, будто ослепленные солнечным светом.

Не желая смотреть на их лица, Гарри опустил свою палочку в думосброс:

— Surripio Fidelius Finitum.

Секреты закрутились вместе в безумном неистовом танце. Вихрь закручивал их сильнее и сильнее, превращая в единую субстанцию и сжимая ее до тех пор, пока она не сжалась в маленький белый камешек на дне омута.

Чары Фиделиуса удовлетворены. Секрет Снейпа в безопасности.

Гарри убрал палочку и обернулся в остальным. Бледные Рон и Гермиона не сводили с него глаз. Снейп пребывал в ярости. Он махнул друзьям Гарри.

— Оставьте нас.

— Но профессор…

— ОСТАВЬТЕ НАС!

— Я буду в порядке, — уверил их Гарри. — Идите, я найду вас в гостиной.

Гермиона и Рон засомневались, но все же выскользнули за дверь. Резкими взмахами Снейп обновил заклинания на двери, а затем повернулся к своему ученику.

— Ты пытался убить себя? — смертоносным тоном спросил он.

— Да.

Гарри не успел и глазом моргнуть, как Снейп размахнулся и влепил ему пощечину. Ее отзвук разнесся по всей комнате. Гарри пошатнулся от удара, напуганный до потери рассудка. Он так и не привык к побоям. Каждый раз они становились для него неожиданностью, и так раз за разом, всегда.

— Ты знаешь, как много людей пытались уберечь твою жизнь, Поттер?! Сколь многим люди жертвовали ради твоей жизни?! — кричал Снейп.

Гарри стоял молча. Он облизнул губы, ощутив столь знакомый соленый вкус.

— Люди умирали, только чтобы ты был в живых! — продолжал Снейп. — Твоя мать… твой чертов отец… они умерли, оберегая тебя! И только Мерлин знает, как много Дамблдор поставил на твою жизнь! Все его планы держатся на твоей жизни! Ты должен жить, Поттер! Неужели мне до сих пор не удалось это вбить в твою голову?

Гарри кивнул. Он опустил глаза вниз, его взгляд сосредоточился на пальце Снейпа с массивным кольцом. Камень на нем был обагрен кровью.

— Я стал шпионом из-за тебя! Я подвергался пыткам, чтобы ты жил! Я сам мучил людей, чтобы ты жил! И никто… никто из нас… никто не мог предположить, что ты сам, пусть даже ребенком, можешь разрушить всю нашу работу, все наши надежды...

Снейп хлопнул рукой по спинке стула. Мышцы на его лице напряглись, в то время как он пытался сформулировать свое разочарование. Он подскочил к Гарри, в миг стерев расстояние, которое Гарри установил между ними.

— Ты пробовал снова?

— Пробовал что?

— Брать пистолет, чтобы вышибить свои мозги, Поттер!

Гарри закрыл глаза, собирая остатки сил.

— Да.

Снейп отшатнулся назад. Не хватало еще напасть на стоящего рядом подростка.

— Сколько раз?

— Слишком много, чтобы сбиться со счета.

Снейп тяжело опустился в кресло, гнев опустошил его. Он посмотрел на Гарри.

— Я многое повидал… слишком многое… за всю свою жизнь, Поттер. Но ты… с оружием, с тем чертовым пистолетом, пытающийся убить себя… мне никогда в жизни не было так страшно.

Гарри окинул профессора задумчивым взглядом. Слова мужчины заставили Гарри посмотреть на все в другом свете. Он сел напротив Снейпа.

Снейп застонал.

— Я не умею вести такие разговоры. — Он посмотрел на Гарри. — Когда ты последний раз брал то оружие?

— Прежде чем приехал в Хогвартс, — ответил Гарри. — Не беспокойтесь, Снейп. Я не собираюсь сотворить что-нибудь столь глупое. Просто тогда мне было… тяжелее… возвращаться к тому существованию.

— Я знаю, что у тебя было за детство, — резко ответил Снейп. — Более того, я прекрасно понимаю, как тебе было тяжело, Поттер! Но я никогда не пытался убить себя!

— Потому что у вас была Лили, — возразил Гарри. — А кто был у меня?

Снейп нахмурился.

— Что было бы с вами? — спросил Гарри. — Если бы это были только вы и ваши родители? И так день за днем?

— Бесчисленные "завтра", "завтра", "завтра", — пробормотал Снейп себе под нос и покачал головой. — Я не знаю, что бы я делал, Поттер. Мне всегда казалось: это моя судьба — жить в таких условиях, которые другие не вынесли бы. Однажды твой отец сказал, что я похож на таракана. Понимаешь? Невозможно убить.

Гарри не нашел достойного ответа на это признание и потому промолчал.

— Ты первый ребенок, который так сильно расстраивает и тревожит меня, — наконец выдал Снейп, нарушив тишину. — С какой стати ты выбрал именно этот секрет? Ты едва не довел меня до сердечного приступа!

— Вы сказали выбрать темное воспоминание, — мрачно заметил Гарри.

— Считай, ты выполнил задание на 200 процентов, — пробурчал Снейп. — Мерлин, Поттер! Все эти годы мы пытались уберечь тебя, но ни один из нас не думал, что тебя нужно оберегать от самого себя!

— Мне была нужна защита от Дурслей! — возразил Гарри. — Позвольте спросить вас, Снейп. Почему Я повинен в том, что в семилетнем возрасте счел отличной идей покончить с жизнью? Вы действительно хотите повесить эту вину на меня? Черт возьми, что я тогда знал?

— Следи за словами, Поттер! — раздраженно заметил Снейп и вздохнул. — Конечно, ты ничего не знал. Но мы знали еще меньше. Как теперь очевидно.

Гарри пожал плечами, эти слова его не успокоили.

— Я говорил тебе в Комнате, — добавил Снейп, — но, возможно, мне стоить повторить — я понятия не имел, как с тобой обращаются Дурсли. Никто не знал, за исключением Дамблдора. И я не уверен даже, как много он знал.

— За время занятий Окклюменцией вы видели достаточно моих воспоминаний, не так ли? А моя худоба после возвращения с летних каникул? Вы не могли этого не заметить… И тем не менее вы не сказали об этом ни мне, ни Дамблдору, никому!

— Нет, — признал Снейп. — Я списывал всё на твои проступки и считал наказания заслуженными. — Он поморщился. — Но я определенно не видел столь ужасающих воспоминаний, как только что продемонстрированные, Поттер.

— Вы ищете себе оправдания.

— Как и ты, — отрезал раздраженный Снейп. — Тебе больше не семь лет. Почему ты так никому и не рассказал о том, что с тобой жестоко обращаются дома?

— А вы кому-нибудь рассказывали?

Обходя вопрос стороной, Снейп хмуро заметил:

— Сейчас речь не обо мне.

Этот разговор становился для Гарри все более и более неудобным.

— Я просто… я не знаю, я не хотел никому рассказать об этом.

— Почему? Ты боялся реакции Дурслей?

Гарри сглотнул и едва заметно кивнул.

— И тебе было стыдно, — добавил Снейп, взгляд его устремился в пространство. — А взрослым ты перестал доверять, потому что они все подводили тебя в прошлом.

Гарри кивнул, с большим вниманием рассматривая свои руки.

— Ты никогда ничего не рассказал бы, — предположил Снейп, — если бы Дамблдор или я не вынудили тебя.

Гарри сделал рваный вдох.

— Теперь я вижу Дурслей лишь раз в год. Поэтому какое это имеет значение сейчас, сделали ли они что-то или нет, рассказал ли я кому-нибудь или нет?

Снейп поднял руки в растерянном беспомощном жесте.

— Я помню каждый удар, Поттер, а прошло уже двадцать лет. Это имеет значение.

— О.

— В свое время я кое-чем поделился с Лили, — пробормотал Снейп. — Об остальном она догадалась сама. Но я так и не рассказал никому, кто действительно мог бы мне помочь. Кому-то взрослому. Это глупо, на самом деле. — Он встретился глазами с Гарри. — Я могу стать тем, кто поможет тебе, Поттер.

Гарри промолчал. Слышать такое от человека, ударившего его не далее чем десять минут назад, было немного слишком.

— Я не стану ничего делать против твоего желания, — заверил Снейп. — Пока что. Но тебе лучше довериться своим друзьям. — Пауза. — Или девушке.

— Джинни не моя девушка, — повторил Гарри, казалось, уже в сороковой раз.

— Я видел вас двоих шепчущихся… и держащихся за руки.

— Все не так, — настаивал Гарри. — Это она держала мою руку. Вот, посмотрите сами. — И показал Снейпу свои пальцы. За день количество трещинок заметно увеличилось.

Выражение Снейпа кардинально переменилось. Встав, он бесшумно прошествовал в свое хранилище с зельями, вернувшись с наполненным флаконом.

— Выпей это.

Гарри взял пузырек. Его содержимое напоминало клей. Тем не менее он выпил его.

На вкус оно тоже оказалось как клей.

Гарри изучал свои руки. Белые трещинки исчезли. Он с любопытством взглянул на Снейпа.

— Что это было?

Снейп застонал.

— Мне следовало это предвидеть. Какой же я идиот.

— Так и есть, — согласился Гарри. — Но что с моими руками?

— Когда ты исцелил меня… в Выручай-комнате… ты в то же время забрал часть моей магии. Через свои пальцы. — Снейп сделал паузу. — Магия магов не должна перемешиваться подобным образом. Трещины у тебя на руках — результат твоих… манипуляций с моей жизнью.

— Не уверен, что я бы вообще заметил эти трещины, — с сомнением изрек Гарри, сгибая и разгибая пальцы.

— Определенно заметил бы, когда твои руки стали бы разлагаться, — устало заметил Снейп. — А именно это бы и произошло без корректирующего зелья. Трещины бы множились до тех пор, пока твои пальцы не стали бы рассыпаться словно песок.

— О Мерлин! — Гарри был ошеломлен. — Напомните мне поблагодарить Джинни.

— Поблагодари, — согласился Снейп. — Теперь мне жаль, что я так много попрекал ее сегодня.

— Почему вы это делали?

— Потому, Поттер, что я идиот, — простонал Снейп. — Я вышел из себя, вспомнив, как я изливал тебе свое горе в Выручай-комнате. Все свои глупые секреты о моей неразделенной любви к Лили! Мне была невыносима мысль, что, слушая меня, ты самодовольно думал о том, как повторил успех своего отца — заполучил девушку, которую так и не смог заполучить твой глупый профессор!

Гарри удивленно поднял брови.

— Ого. Ну, ладно.

— Если бы только видел себя, Поттер! С той девушкой, с ее рыжими волосами и огромными зелеными глазами, вы двое выглядели в точности как Лили и Джеймс! Отвратительно!

За этим взрывом откровенности Снейпа последовала длительная пауза.

— Знаете, Снейп, — наконец взял инициативу в свои руки Гарри. — Вы запутались гораздо сильнее, чем я думал.

— Как и ты, — нахмурился Снейп. — Мальчик-который-пытался-себя-убить-в-семь-лет!

— Значит, — медленно проговорил Гарри, — вы поэтому вели себя, как мерзавец, на сегодняшнем уроке?

— Неужели к этому моменту ты еще не разобрался, Поттер?

Гарри пожал плечами и позволил себе немного расслабиться. Кажется, худшее уже позади. Ну и самое главное, чары Фиделиуса сработали. Секреты Снейпа в безопасности.

Он поднялся.

— Так мы все выяснили?

Снейп окинул его странным взглядом.

— Ты больше ничего не хочешь узнать у меня?

— Вы о Джинни? — неуверенно спросил Гарри. — Что ж, ммм, это действительно странно, что моя рыжеволосая подруга смогла так сильно выбить вас из колеи. Но, эээ, полагаю теперь, я гораздо лучше понимаю, из-за чего. Да и в любом случае, она не моя девушка, так какая разница?

— Неужели тебя не волнует, что я дал тебе пощечину?

— О, — Гарри непроизвольным жестом прижал руку к щеке. На ней осталась ранка от кольца Снейпа. — Ах, это. — Гарри дернул плечом, стараясь сделать жест небрежным. — Подобное случалось со мной и прежде, профессор.

— Я не ударю тебя снова.

Гарри быстро кивнул.

— О, да, я знаю..

— Ты не веришь мне.

Гарри втянул воздух сквозь зубы. Он обернулся, полностью сосредоточившись на Снейпе.

— А почему я должен, профессор?

Снейп вскинул голову, будто удивился вопросу.

— Я не знаю.

Он поднялся и второй раз за вечер исчез в своем личном хранилище. Когда он вышел, в его руках был флакон с оранжевой жидкостью.

— Выпей это, иначе друзья замучают тебя расспросами.

Гарри взял пузырек и проглотил содержимое. Это зелье имело вкус ананаса. Гарри почувствовал, как рана на щеке затянулась.

— Гораздо быстрее маггловских способов, — тихо сказал он, ставя опустевший флакон.

— Так и есть, — пробормотал Снейп, оттирая капельки крови с кольца. В следующий миг, он сдернул его с пальца и опустил в карман. Гарри отвел взгляд, не зная, как реагировать на подобный поступок.

— Поттер, — позвал Снейп, на его лице читалась нерешительность. — В Комнате я сказал тебе, что я слабый человек. Сказал, что не понимаю, почему ты хотел бы положиться на меня.

— Я помню.

— Я… я плохо начал сегодняшний день. Я пойму, если ты дважды подумаешь о том, чтобы положиться на меня, или доверять мне, или даже о желании находиться со мной в одной комнате. Мерлин знает, почему ты еще не сорвался бежать отсюда с криками…

Гарри вздохнул. Он смотрел на ставшие странно голыми пальцы Снейпа.

— Я ведь еще не ушел, не так ли?

— Нет, — согласился Снейп, — не ушел. — Он сглотнул. — Твоя мать ушла. Я понимаю, почему люди уходят, но… когда они остаются… — Голос Снейпа сорвался. — Почему ты так и не спустил курок, Поттер?

Гарри пожал плечами.

— Думаю, по той же причине, по которой еще не сорвался бежать отсюда с криками.

— Почему?

— Полагаю, я не могу перестать надеяться на перемены к лучшему. — Он сделал паузу. — Или я просто трус.

— Я не ударю тебя снова, Поттер.

Так они и сидели, каждый из них сомневался в своих словах и одновременно желал, чтобы они были правдой.

@темы: Место для воинов

URL
Комментарии
2015-05-21 в 20:54 

**yana**
нервный пофигист
:ura: Спасибо большое, что не бросаете перевод! :inlove::inlove::inlove:

2015-05-21 в 21:44 

FluffyDu
**yana**, бросить - не бросим, а вот растянуть можем ;)))

URL
2015-05-21 в 22:08 

**yana**
нервный пофигист
FluffyDu, это ничего, мы подождем :white::white::white:

   

~In Blood Only~

главная