17:51 

Место для воинов. Глава 16

FluffyDu
Место для воинов
Оригинальное название: A Place for Warriors
Переводчики: FluffyDu, Шиноби Скрытого Листа aka Delfy
Автор: owlsaway
Бета: Saske Uchiha
Рейтинг: PG-13
Размер: Макси
Оригинал: www.fanfiction.net/s/3625984/1/A-Place-for-Warr...
Персонажи: Гарри Поттер, Северус Снейп, Альбус Дамблдор, Рон Уизли, Гермиона Грейнджер и др.
Жанр: Драма, Ангст, Приключения
Дисклеймер: Персонажи принадлежат Дж. К. Роулинг.
Разрешение на перевод: получено.
Саммари: Дамблдор запирает Гарри и Снейпа в Выручай-комнате. Магия Гарри действует, Снейпа – нет. Смогут ли они не убить друг друга?

fluffydu.diary.ru/p189775433.htm
fluffydu.diary.ru/p190044434.htm
fluffydu.diary.ru/p190812460.htm
fluffydu.diary.ru/p191348290.htm
fluffydu.diary.ru/p191760215.htm
fluffydu.diary.ru/p193592826.htm
fluffydu.diary.ru/p194598725.htm
fluffydu.diary.ru/p195628127.htm
fluffydu.diary.ru/p196335476.htm
fluffydu.diary.ru/p196625010.htm
fluffydu.diary.ru/p197950389.htm
fluffydu.diary.ru/p198212272.htm
fluffydu.diary.ru/p198799248.htm
fluffydu.diary.ru/p199773425.htm
www.diary.ru/~FluffyDu/p199773494.htm

Глава 16

– Мистер Поттер!

Приторно-сладкий голос заставил Гарри замереть как вкопанного. Всего пятьдесят футов отделяли его от портрета Полной Дамы, и часть его хотела сорваться с места и добежать до спасительного входа в гостиную. Однако обладатель этого голоса не позволил бы ему выйти сухим из воды, и потому пришлось смириться с еще одной порцией мучений и обернуться.

– Вам уже лучше? – поинтересовалась профессор Амбридж с поддельной озабоченностью и внимательно осмотрела Гарри своими поросячьими глазками. – Вид у вас еще не вполне здоровый, дорогой. Возможно мадам Помфри поторопилась выпустить вас?

– Я прекрасно себя чувствую, – сухо пробурчал Гарри. Находясь в Выручай-комнате, он совершенно забыл об этой женщине и с удовольствием осознал, насколько ничтожно ее влияние. Как только она покинет Хогвартс, ну или Гарри покинет, ему больше не придется вспоминать о ней. Видимо, Амбридж смогла как-то ощутить его открытие, потому что свела брови и нахмурилась.

– Должна отметить, мистер Поттер, – тихим голосом сказала она. – В школе было значительно спокойнее, пока вы находились в больничном крыле. Какой позор! – Амбридж деликатно рассмеялась. – Но, полагаю, все хорошее когда-нибудь подходит к концу. Драконья оспа? Отвратительное заболевание. – Она внимательно всмотрелась в Гарри. – Скажите мне, мистер Поттер, каким видом драконьей оспы вы переболели? Желтой или красной? Так тяжело получить подробности от персонала этой школы.

О, Мерлин. Гарри абсолютно ничего не знал о драконьей оспе, но отлично почувствовал ловушку в вопросе женщины. Старая жаба чертовски подозрительна или, по меньшей мере, ужасно любопытна. Дамблдору следовало позаботиться о ней, однако он, очевидно, оставил Гарри разбираться со всем самому. Какой сюрприз.

– Желтой драконьей оспой, – наконец произнес он. – Кажется. Но я могу и ошибаться. Я слишком часто отключался. – Гарри притворился, будто его тошнит. – Думаю, я подхватил еще какую-то заразу. Меня постоянно рвало и в вырывавшейся массе были огромные куски...

– Достаточно, – прервала его Амбридж, сморщившая нос. Она быстро восстановила свою обычную сдержанность и растянула губы в милой улыбке. – По крайней мере, вы были в компании профессора Снейпа. Вы не находите это довольно странным? Вы двое заболели в одно и то же время, одним и тем же заболеванием? Я бы добавила, исключительно заразным заболеванием, но которое никто кроме вас больше не подхватил?

Гарри мысленно обругал Дамблдора за столь глупое прикрытие.

– Действительно странно, – честно признал он, и женщина поджала губы, сбитая с толку его согласием. – Но я в самом деле не знаю никаких подробностей. Вся последняя неделя у меня словно в тумане.

– Вы, должно быть, соскучились по своим друзьям, – заметила Амбридж, перебирая бусинки на одном из своих многочисленных браслетов. – Особенно по мисс Грейнджер и мистеру Уизли. Они оба выглядели потерянными без вас. Я довольно часто видела их на этой неделе. – Женщина снова захихикала. Неприятный дребезжащий звук заставил Гарри съежится. – Боюсь, мне пришлось назначить вашим друзьям отработку. Они были пойманы мной после отбоя на седьмом этаже и наотрез отказались объяснить, почему там находились. – Она посмотрела на Гарри с невинным видом. – А вы случайно не знаете, что они там делали?

– Понятия не имею, – выпалил он. Его сердце грозило вырваться из грудной клетки. Бедные друзья. Бедные ГЛУПЫЕ друзья. Почему они не воспользовались его мантией-невидимкой?

Внимательно изучив его лицо, Амбридж тихо добавила:

– Попадали бы вы в больничное крыло чаще... У меня впервые выдалась такая хорошая неделя в Хогвартсе. Хотя, возможно, следующий визит уже не за горами.

В жилах Гарри застыла кровь. Она совсем лишилась рассудка? Или ему просто пора перестать ждать чего-либо иного? Похоже, здесь все достигшие совершеннолетия посходили с ума.

– Ах, профессор Снейп, – проворковала Амбридж, отворачивая свое ухмыляющееся лицо от Гарри. – Как приятно снова видеть вас.

– Да, – прибыл знакомый бесстрастный голос. – Больничное крыло очень утомительное место.

Снейп скользнул по ним усталым незаинтересованным взглядом. Гарри мельком глянул на профессора и отвернулся. Не стоило Снейпу акцентировать внимание на их легенде. И тогда, возможно, все бы прошло гладко. Разве он многого просил?

– Мистер Поттер как раз рассказывал мне, – сладким голосом начала Амбридж, – о своей болезни. Вы ведь оба болели красной драконьей оспой?

Сердце Гарри пропустило удар. Если Снейп попадется на эту уловку, то они пропали. Амбридж будет продолжать поиски до тех пор, пока не докопается до случившегося на самом деле. И тогда все будет кончено. Для него, и, возможно, для Снейпа, и Дамблдора тоже. Все они пренебрегали нормами Министерства Магии, и Амбридж наверняка выявит нарушенные ими законы. Пытаясь скрыть свое беспокойство, Гарри убрал руки в карманы мантии. Снейп коротко взглянул на него и едва заметно свел брови.

– Нет, у нас была желтая, Долорес.

– Понятно, – разочарованно вздохнула женщина. – Что ж, я уверена вам многое нужно наверстать, Северус. Я не задерживаю вас. – Она усмехнулась Гарри. – Надеюсь, вы выполнили домашнее задание, Поттер. Мне будет очень жаль, если вам придется присоединиться к вашим друзьям на отработке.

С этими словами она, к невероятному облегчению Гарри, заковыляла прочь.

Снейп не последовал ее примеру, оставшись на месте. Гарри с тоской посмотрел на портретный проем. Он был так близок к свободе, что уже чувствовал ее.

– Чего вы хотите?

– Нам нужно поговорить, – безоговорочно заявил зельевар. – Прямо сейчас.

– Вы издеваетесь надо мной? – простонал Гарри. – Бросьте, Снейп. Неужели это не может подождать?

Снейп уставился на гриффиндорского первокурсника вылезавшего из портретного проема. Поймав на себе строгий взгляд профессора, ученик пискнул и неуклюже повалился на пол. Он пробормотал что-то подозрительно напоминающее “Снейп вернулся” своим друзьям, после чего послышался дружный отчаянный стон.

– Профессор Снейп, Поттер. Пять баллов с Гриффиндора. Следуйте за мной.

Зельевар развернулся и зашагал прочь, полы черной мантии развевались за его спиной. Гарри не сдвинулся с места. Очень быстро осознав это, Снейп остановился. Он обернулся и скрестил руки на груди. Тем временем, к доносчику уже присоединились другие первогодки, и теперь все они с испуганными выражениями на лицах наблюдали за этим противостоянием. Гарри почувствовал себя забредшим в салун на Диком Западе. Не хватало только оружия.

– Не вынуждайте меня возвращаться, Поттер.

Гарри сжал кулаки. Он пришел к выводу, что его отказ ни к чему хорошему не приведет.

– Да, сэр, – наконец сказал он и направился вслед за Снейпом по коридору.

Гарри ожидал, что Снейп поведет его в свой кабинет в подземельях, однако вместо этого зельевар остановился у одной из редко используемых классных комнат. Он прошел внутрь, даже не оглянувшись на Гарри. Когда дверь за ними закрылась, Снейп тут же наложил на нее заглушающее заклинание, после чего указал Гарри на стул.

– Садись.

Гарри повалился на сиденье, не пытаясь спорить. Он подпер рукой подбородок, измученный. Сцена разговора с Дамблдором навалилась на него своей тяжестью. Осмотрев мальчика внимательным взглядом, Снейп подтянул другой стул и сел напротив Гарри.

– Нам необходимо сверить наши истории. Что ты рассказал Амбридж?

– Я сказал ей, что у нас была желтая драконья оспа. И что большую часть недели я провел в тумане. А еще меня рвало.

– Она что-то подозревает.

– Знаю.

Снейп массажными движениями потер брови.

– Значит так. У нас была желтая драконья оспа. Я отправлю сообщение Дамблдору и Помфри, чтобы они тоже соответствующе отредактировали свои истории. Если тебя будут расспрашивать, для этого заболевания характерны болезненные желтые наросты по всему телу, а также неспособность говорить и повышенная температура. Рвотные позывы действительно иногда бывают, к счастью для тебя. У нас обоих лишь обрывочные воспоминания о прошлой неделе, которые должны обеспечить нам адекватное прикрытие. Ни один из нас не был в состоянии что-либо читать или заботиться о других обязанностях. И мы мало взаимодействовали друг с другом. – Снейп постучал пальцами по столу. – Кроме того, перед нашей болезнью ты два вечера отрабатывал у меня наказание. И жабы, которых я заставил тебя потрошить, оказались переносчиками вируса. Все понял?

Гарри кивнул.

– Отлично. – Снейп облегченно вздохнул. – Что еще говорила Амбридж?

– Она назначила Рону и Гермионе отработку. Она поймала их после отбоя. – Гарри многозначительно посмотрел на зельевара. – На седьмом этаже.

– Конечно, поймала, – пробурчал Снейп. – Двое глупцов! Какого черта они не воспользовались твоей проклятой мантией?!

– Понятия не имею, – угрюмо согласился Гарри. – Да еще это дурацкое дамблдорово прикрытие! Она так или иначе все выведает.

– С Долорес Амбридж я справлюсь, – заверил Снейп. – Я же выбрал верный вид оспы. Она хотела еще что-нибудь?

Гарри пожал плечами. Старая жаба угрожала ему, но в этом не было ничего особенного. Кроме того, Снейп не единственный, кто в силах справиться с ней.

– Нет.

– Ты уверен.

– Ага.

Снейп замолчал, и Гарри устало посмотрел на него.

– Это все? Могу я идти?

– Нет. Теперь когда мы действительно вернулись в Хогвартс, мне нужно кое-что обсудить с тобой.

Гарри застонал.

– Помнится, вы собирались после убийства Дамблдора пойти полетать. Так идите. А завтра поговорим.

– Я могу полетать и позже. Как ты…

– Не на моей Молнии.

– Не перебивай меня.

Гарри сложил руки на столе и положил на них голову. Троекратное противостояние Дамблдору, Амбридж, а теперь и Снейпу истощило его.

– Извините.

Снейп вздохнул. Когда он заговорил снова, его голос стал спокойнее.

– Я устал не меньше тебя, Поттер. Это не займет много времени. Я прошу тебя никому не рассказывать о случившемся с нами. Все, что произошло в Комнате, там и должно остаться. От меня точно никто ничего не узнает.

– Я расскажу, но только Рону и Гермионе. Больше никому. Но им я расскажу.

– Грейнджер и Уизли – дети, – настаивал Снейп. – А дети, особеннодети, слишком глупы, чтобы одурачить Долорес Амбридж, и не должны знать, на чьей я стороне в действительности. Также они не должны знать о моей истории с твоей мамой или моем настоящем отношении к тебе.

– Они того же возраста, что и я. А я не ребенок.

– Это слишком опасные знания для твоих друзей. Для них и для меня. Могу добавить, что и для тебя тоже.

– Я не хочу спорить с вами, Снейп. Они никому не расскажут.

– Даже под пытками Темного Лорда?

– Даже тогда.

– Я им не доверяю, – нахмурился Снейп. – И ты не должен.

– А мне вы доверяете? – рассердился Гарри. Он хотел есть. Хотел спать. Хотел к друзьям. А не доказывать зельевару элементарные вещи.

Последовала долгая пауза.

– Ну же, – не выдержал Гарри. – Не делайте из мухи слона. Вы доверяете мне?

– Все не так просто.

– Проще, чем вы думаете.

– Ну хорошо. – Снейп закатил глаза. – По сути говоря, да, я поймал себя на том, что доверяю тебе в определенных ситуациях. – Он немного помолчал. – Вопреки своим желаниям.

– Я польщен, – буркнул Гарри. – Раз вы не доверяете им, то доверьтесь мне. Я обещаю, Гермиона и Рон никому не проболтаются.

– Если они окажутся недостойными доверия, своими жизнями поплатимся мы.

– Значит мы будем в едва ли большей опасности, чем находимся сейчас.

Снейп покачал головой.

– Ты поднял палочку на Дамблдора, несмотря на данное мне обещание.

– Ну тогда снимите с меня еще баллы, – устал спорить Гарри. – Чего вы так долго сдерживаетесь?

– Я снимаю с учеников баллы, только когда они этого заслуживают, – проворчал Снейп. – Ты не понял меня. Ты уже не сдержал один раз данное мне обещание. Почему я должен на тебя положиться теперь?

Гарри не нашелся с ответом.

– Мне жаль, – наконец извинился он. – Просто Дамблдор привел меня в ярость. Я не смог сдержать себя.

– Твои друзья также могут не сдержаться.

Гарри выпрямился.

– Мне нужно им рассказать, – настаивал он. – Плевать на опасность. Если я не поделюсь с ними, то сойду с ума. Вот и все.

Снейп нахмурился.

– Твоя зависимость от них вызывает тревогу.

– Только потому что у вас никогда не было друзей помимо мамы…

– Не разговаривай со мной в подобном тоне!

Они оба резко замолчали и переглянулись. К удивлению, именно Снейп нарушил возникшую тишину.

– Я не могу допустить этого, – медленно проговорил он. – Мисс Грейнджер еще сможет справиться, но вот мальчик Уизли – глупец. Мне не хотелось запрещать тебе, но я не вижу иного выхода.

Гарри задумался, сможет ли подчиниться приказу? По лицу Снейпа было понятно – того волновал тот же вопрос. Этот запрет, несомненно, стал бы огромным испытанием. Гарри сомневался, что их неокрепшие отношения выдержали бы его. И тут, слава богам, он придумал решение.

– А если мы воспользуемся чарами Фиделиус?

Выражение облегчения появилось на лице Снейпа.

– Конечно. Как я сам об это не подумал. – Кивок. – Хорошо, Поттер. Можешь рассказать все друзьям. Приведешь их ко мне в кабинет, и я наложу заклинание, оно гарантирует их молчание.

– Отлично, – с таким же облегчением согласился Гарри. В комнате повисла тишина. – Все? Теперь я могу идти?

– Осторожнее, Поттер, я могу обидеться, – сухо пробормотал Снейп. – Последняя просьба. Я хочу, чтобы ты поклялся мне никогда больше не поднимать палочку на Альбуса Дамблдора. И на этот раз я хочу, чтобы ты сдержал обещание.

– Почему вы так беспокоитесь об этом? – проворчал Гарри. – А если я опять выйду из себя? Мне будет очень трудно сдержать его.

– Как бы там ни было, поклянись мне, что ты не ранишь директора.

– А как насчет его любимца? – съязвил Гарри. – Могу я ранить Фоукса?

Снейп безрадостно улыбнулся.

– Я понял о чем ты, Поттер.

– Это было глупо, – заявил Гарри, откинувшись на спинку стула. – Глупо и излишне.

– Так ты обещаешь мне?

– Клянусь, что не раню Фоукса.

Снейп поднял бровь.

– И его хозяина, – добавил Гарри под пристальным взглядом.

– Поклянись памятью матери. Тогда я буду уверен, что ты сдержишь слово.

Гарри удивился.

– Неужели благосостояние Дамблдора действительно так много значит для вас?

– Меня волнует не его благосостояние, – тихо ответил Снейп.

Гарри недоверчиво посмотрел на него.

– Хорошо. Клянусь памятью матери, я не коснусь ни волоска на голове Дамблдора. Разве что в целях самообороны.

– Для меня этого достаточно, – пробормотал Снейп и посмотрел на Гарри. – Нам еще многое нужно обсудить, Поттер, но больше ничего срочного. Ты свободен.

Гарри с тяжелым вздохом поднялся на ноги.

– Кстати, Поттер?

– Ну чтооооо? – недовольно протянул Гарри, не в силах остановить себя. Он покраснел и отвел глаза.

– Ты можешь сдать свое домашнее задание по Зельям позже.

– Хорошо, – промычал Гарри.

– Дамблдор заставил меня предложить это.

– Отлично. Спасибо.

На этом, слава Мерлину, они закончили. Снейп отправился неизвестно куда, а Гарри наконец-то пробрался через портретный проем. Прорвавшись сквозь множество приветствующих его товарищей, он не обнаружил среди них голов с рыжими или кудрявыми волосами и поэтому не стал останавливаться, пока не добрался до своей кровати. Рухнув на нее, он мгновенно заснул.


* * *
Проснулся Гарри перед самым рассветом, когда первые золотистые лучи восходящего солнца коснулись его век. Он медленно открыл глаза, чувствуя себя удивительно посвежевшим и полным сил, стянул с плеч одеяло и выбрался из постели. Окно манило Гарри к себе. Приблизившись, он распахнул деревянные створки. Порыв замечательного настоящего чистого воздуха овеял его лицо. Просто блаженство. Гарри укутался в одеяло и устроился на подоконнике, рассматривая лужайку перед замком. Он с удовольствием отправился бы полетать, но только на своей Молнии. Однако его метла у Амбридж. Но, возможно, это к лучшему, и можно просто откинуть голову назад, вдыхая упоительную свежесть ветра в ожидании пробуждения Рона.

Долго ждать не пришлось, и в скором времени кто-то похлопал его по плечу. Гарри обернулся и улыбнулся, обнаружив веснушчатое лицо Уизли. Рон расплылся в ответной улыбке, но выглядел при этом обеспокоенным. Гарри собрался было поприветствовать друга, но тут же передумал, взглянув на спящих соседей по комнате. Рон кивнул и указал на дверь. Подавив в себе потребность сплясать некий восторженный танец, радостный Гарри последовал за Роном в гостиную.

Гермиона, движимая шестым чувством, уже ждала их с тремя чашками горячего шоколада. Завидев Гарри, она вскочила и кинулась обнимать его, ругая и хлопая по спине. Затем девушка подтолкнула его к мягкому дивану, устроив между собой и Роном, и протянула шоколад.

Гарри принял чашку и сделал глоток: горячий напиток согревал, как и то, что они наконец-то все вместе. Гермиона кивнула и окружила их несколькими защитными заклинаниями, несмотря на то, что комната отдыха гриффиндорцев была пуста.

– Теперь мы можем говорить свободно, – неестественно высоким голосом пояснила она и выжидающе посмотрела на Гарри. Подруга всегда быстрее его находила необходимые слова и потому почти тут же выплеснула свое беспокойство:

– О, Гарри! Мы так волновались! В тот день, когда ты не вернулся к вечеру, мы направились прямо к Дамблдору и потребовали объяснений. Директор заверил нас, что у него все под контролем, и мы поверили ему. Но на следующий день стало ясно, что тебя все еще нет и к тому же пропал Снейп. Дамблдор выдал нам эту смехотворную историю, будто вы оба заболели драконьей оспой. Мы не знали, что думать! – Гермиона сделала паузу, чтобы перевести дыхание. – Мы снова и снова пытались попасть в Выручай-комнату, но ничего не выходило. Пробовали добиться правды от Дамблдора, но он сменил пароль и не выходил из своего кабинета! О, Гарри, как же мы рады, что с тобой все в порядке!

– Так что все-таки случилось? – задал Рон беспокоящий их вопрос. – Гермиона пришла к выводу, что Дамблдор оставил тебя и Снейпа в Выручай-комнате, но мы так и не смогли понять, зачем это ему понадобилось.

Какое же облегчение иметь возможность поделиться всем со своими друзьями. Охватившая Гарри радость едва не разрывала его на части.

– Дамблдор хотел, чтобы Снейп и я научились ладить, – начал он. – Поэтому он запер нас и главным образом вынуждал сотрудничать.

– Я предполагала нечто подобное, – заметила Гермиона. – Но, Гарри, я очень надеялась, что ошибаюсь! Снейп становится просто безумным, когда речь заходит о тебе!

– Он не навредил тебе? – требовательно спросил Рон.

– Дамблдор устроил все так, что Снейп не мог колдовать в Комнате, – ответил Гарри. Впервые он счел этот факт довольно забавным и изогнул губы в улыбке.

– Умно, – задумчиво проговорила Гермиона. – Так и знала, что Дамблдор не оставит тебя без защиты.

Гарри нахмурился.

– И как? Сработало? – Девушка хотела знать все. – Честно говоря, я не могу представить тебя ладящего со Снейпом, но в то же время я сомневаюсь, что ты был бы сейчас здесь, если бы вы не урегулировали отношения между собой. Ты же не сбежал из Комнаты? Или, может быть, Дамблдор сдался? Или…

– Дай ему ответить, – оборвал подругу Рон. – Так вы подружились или как?

– Я не назвал бы нас друзьями, – медленно проговорил Гарри. – Но и врагами тоже. Я не уверен, кем мы теперь являемся. Я узнал там многое, что заставило меня изменить мнение о Снейпе.

– Что например? – заинтересовалась подруга.

– Я расскажу вам, но вы должны будете позволить наложить на вас чары Фиделиус. Кое-что из того, что прозвучит, очень серьезно.

– Конечно, – энергично закивала головой Гермиона. – Я сделаю все, что попросишь, Гарри!

Ее ответ стал огромным облечением для Поттера, он готов был обнять так легко согласившуюся подругу. Но ограничился лишь глупой улыбкой, укрывшейся за чашкой с шоколадом.

– Ты тоже, Рон?

– Без проблем, приятель!

И все. Никаких споров, вопросов или сомнений относительно его мотивов. Мерлин, он так скучал по друзьям! Гарри дал выход своему восторгу, похлопав Рона по плечу.

– Как здорово снова видеть тебя, дружище!

– Продолжай, Гарри, что ты узнал о Снейпе? – нетерпеливо подтолкнула Гермиона.

– Первое и самое главное – он на нашей стороне. И, ммм, я узнал, что он был влюблен в мою маму.

Оба его друга смотрели на него широко раскрытыми глазами.

– Что, прости? – наконец пришла в себя Гермиона. – Э… Гарри… ты же не собираешься сказать… Снейп ведь не твой отец?

Рон в ужасе уставился на девушку.

– Иногда то, как работает твой ум, действительно пугает.

Такая вероятность даже не приходила Гарри в голову, и он обнаружил себя смеющимся над абсурдностью подобного предположения.

– Нет, – он наконец справился с собой. – Нет, все было совсем не так. Они никогда не встречались. Но… эээ… в детстве они жили по соседству. И были лучшими друзьями. В Хогвартсе тоже. Но потом Снейп стал слишком странным для мамы, и она стала встречаться с моим отцом.

Гарри замолчал. В кратком изложении история звучала слишком просто и не передавала, как ужасно больно было Снейпу или в какие руины из-за разрыва с подругой превратилась вся его жизнь. Но, возможно, ему и не следует рассказывать своим друзьям эту сторону событий.

– Ну разумеется! – выдохнула Гермиона. – Вот почему Снейп всегда ненавидел тебя, да? Потому что ты очень похож на отца, а он потерял Лили из-за Джеймса!

– Я склоняюсь к тому, что на самом деле он ненавидел меня потому, что у меня мамины глаза.

Гермиона ахнула. Рон удивленно посмотрел на нее и покачал головой.

– Гермиона! Ты ведь не собираешься потерять голову из-за Снейпа?

– Нет, – смутилась девушка. – Но… должно быть, он сильно любил ее.

– Да, – едва слышно произнес Гарри. – Думаю, так и было. – Он провел рукой по волосам. – Но это не все. Снейп совершил кое-что… кое-что страшное, что сам себе не простил до сих пор. Я думаю… он презирает себя за этот поступок, и эта ненависть… она отравляет его жизнь.

– Что он сделал? – спросил Рон.

– Он… в каком то роде он виновен в смерти моих родителей.

– ЧТО? – в унисон воскликнули друзья Гарри.

Эта часть его истории была труднее. Гарри нахмурился, обдумывая, как лучше ее рассказать.

– В общем, – тяжело выдохнул он. – Трелони сделала пророчество о ребенке, рожденном в июле, который победит Волдеморта. Она произнесла его в присутствии Дамблдора, Снейп подслушал их. В то время он еще был Пожирателем Смерти, поэтому побежал прямо к своему Господину и передал содержание услышанного. Волдеморт пришел к выводу, что этот ребенок – я или Невилл.

Снова сдвоенное аханье.

– Ага, – хмыкнул Гарри. – Понимаете, каково было мне услышать подобное? Тогда Снейп осознал, что Волдеморт собирается убить меня. Он вымолил у Лорда обещание не убивать мою маму, но потом направился к Дамблдору и попросил о помощи. Именно тогда Снейп перешел на другую сторону. Дамблдор спрятал моих родителей, однако Волдеморт все равно их убил. С тех пор Снейп всеми силами пытается защищать меня.

– Или говорит так, – проворчал Рон. – Он выдал Сами-Знаете-Кому пророчество. Разве это не доказывает, что Снейп служит темной стороне? – Он с упреком смотрел на Гарри и Гермиону, будто те отважились возразить ему.

– Ты так все видишь, Гарри? – спросила Гермиона с удивительной нежностью в глазах.

– Я не знаю, – тихо ответил Гарри, обезоруженный ее взглядом. К нему давно никто не относился с такой мягкостью. Как приятно. – Может быть, сначала.

– А теперь?

– Не знаю, – повторил Гарри, опуская свою чашку на стол. – Я постоянно меняю свое мнение.

– Я не виню тебя, – Гермиона хмуро смотрела в свой шоколад. – Какая ужасная история! С плохим финалом абсолютно для всех. И Снейп, и Дамблдор сделали все, что было в их силах, но твои родители все равно мертвы. Не удивительно, что оба так сильно заботятся о тебе. Все их величайшие сожаления и ошибки связаны с тобой.

Гарри медленно кивнул, обдумывая ее слова. Он чувствовал, что еще слишком рано и пока он не в состоянии увидеть все детали той роковой ночи. Его раны еще не затянулись.

– Да. Наверное.

– Я не понимаю, – вздохнул Рон, раздраженно проведя рукой по волосам. – Как ты… Как, зная все это о Снейпе, ты можешь утверждать, что он на нашей стороне?

– Он убедил меня.

– Он мог обмануть тебя, – заметил Рон. – Откуда тебе знать, что он не просто очень хороший актер?

Гарри долго молчал. Наконец он поднял взгляд, позволяя усталости показаться на его лице.

– Дамблдор не только запер дверь, оставив Снейпа и меня предоставленным самим себе, Рон. Он постоянно вмешивался в происходящее и заставил нас многое пережить. Мы словно прошли через войну вместе. Подобное меняет восприятие. Снейп на нашей стороне. Поверьте мне.

– Как именно Дамблдор вмешивался?

Гарри пожал плечами, неуверенный сколь откровенным хочет быть.

– Он заставил нас пережить ужасные воспоминания. Установил зеркало Еиналеж. А ты ведь знаешь, Рон, как оно на меня влияет. Пару раз нам нужна была медицинская помощь, но Дамблдору плевать было на наши страдания. Он будто пытался сломить нас. Не успевали мы справиться с одним скверным испытанием, он швырял нас с головой в другое. – Гарри нахмурился при воспоминании. – Как бы ни были плохи наши дела, Дамблдор не отпирал дверь. Даже когда Снейп пал на колени… когда он колотил руками в дверь и умолял, словно ребенок… даже тогда Дамблдор не выпустил нас.

Гарри изучающе посмотрел на Рона и Гермиону. Он не хотел рассказывать об унижении Снейпа, но только так он мог показать друзьям серьезность того, что с ними произошло. Его друзья выглядели шокированными, так что, возможно, его ход конем удался.

К Рону речь вернулась первой.

– Ты серьезно?

– Да.

– Мало того, что ты был ранен, а от Дамблдора не было никакой помощи, – пришел в ужас Рон. – Так по всей видимости он еще играл с вами обоими, манипулировал вашим сознанием. Я всегда считал Дамблдора самым выдающимся волшебником из ныне живущих… но у него нет права так использовать свои способности. Это несправедливо!

– Да, вся эта его затея несправедлива от начала и до самого конца, – согласился Гарри. Мерлин, как здорово снова находиться в окружении гриффиндорцев!

– Это совсем не похоже на Дамблдора, – проговорила Гермиона, подперев рукой подбородок. – Он никогда прежде не казался мне жестоким.

– Но это так, – прорычал Гарри. – Веришь ты мне или нет.

– Мы верим тебе, – подтвердил Рон. – Если ты говоришь, что Дамблдор зашел слишком далеко, значит, это действительно так. – Он многозначительно посмотрел на Гермиону. – Верно?

– Да, конечно, – взволновано сказала Гермиона. – Я не хотела преуменьшать значение случившегося с тобой, Гарри. Я просто удивлена.

– Ага, я тоже был удивлен, – вздохнул Гарри. – Мне не по себе от того, что я больше не могу доверять Дамблдору. А ведь я еще не рассказал вам о самых худших моментах.

– Значит, больше не верим Дамблдору, – объявил Рон. – Нам всего-то и придется чуть больше заботиться о себе. – Он выпятил подбородок. – Скажи, Гарри, в твоей истории хоть кто-нибудь не является полным мерзавцем?

Гарри пожал плечами и откинулся на диван. Самое интересное – любой из них подходил под это описание. Оставшийся в своем кабинете Дамблдор выглядел таким печальным, как будто действительно мог что-то чувствовать, и переживал, что заставил Гарри страдать.

– Ты хорошо себя чувствуешь, Гарри? – мягко поинтересовалась Гермиона. – Ты такой бледный.

– Да, друг, – закивал Рон. – Ты напоминаешь Кровавого Барона.

– Прошедшая неделя была ужасна, – ответил Гарри и с недовольством заметил, что его голос дрожит. Его друзья переглянулись. Их беспокойство одновременно было приятно Гарри и раздражало. – Я справлюсь. – Добавил он. – Но… это было ужасно.

– Гарри! – раздался голос с другого конца комнаты. Это Дин спустился в гостиную. – Рад снова тебя видеть!

Все трое обернулись, и Гермиона поспешила убрать защитные заклинания. Дин подошел ближе, улыбаясь Гарри.

– С возвращением, приятель! Я скучал по тебе… и сам-знаешь-по-чему-еще. – Подмигнул он и направился к портретному проему.

Гарри вопросительно оглянулся на друзей.

– Д.А., – шепотом пояснила Гермиона.

Гарри недовольно насупился.

– Нужно сменить название, – заявил он и поднялся. – Я голоден. Давайте одеваться и спускаться на завтрак.

Гермиона и Рон снова переглянулись, но Гарри уже был на полпути к душевым.


* * *
Через полчаса Гарри вернулся в гостиную. Гермиона и Рон мгновенно оказались около него, и уже втроем они выбрались через портретный проем. По дороге в Большой Зал они периодически останавливались, чтобы выслушать радостные приветствия. Гарри был поражен тем, сколько людей скучали по нему. Судя по всему, многие видели в нем лидера анти-Амбриджского движения, а, как утверждали Фред и Джордж, дразнить старую жабу без его участия было совсем тоскливо.

Гарри толкнул дверь, ведущую в Большой Зал, и оказался оглушенным шквалом голосов. Он поморщился, удивляясь тому, когда ученики успели стать такими шумными. Никто долго не приставал к нему с расспросами, что было хорошо. Рассказ о драконьей оспе казался невероятно скучным в сравнении с его обычными подвигами. Гарри заметил преувеличено тяжелый вздох Малфоя, но даже он не выглядел что-то заподозрившим. Пожалуй, только Амбридж не давало покоя их совместное со Снейпом исчезновение.

Гарри пробрался на свое место. Людей в зале было много. Слишком много. И они были слишком шумными. Этот гул нервировал его. Гарри постарался подавить в себе это чувство и потянулся к тарелке. Еда пахла просто божественно, поэтому, отрешившись от окружения, он принялся завтракать. Гермиона и Рон не сводили с него глаз и, как только он терял интерес к одному блюду, призывали для него новое. Гарри не отказывался от любых их предложений, даже когда его желудок уже был переполнен. Питание в Выручай-комнате не было плохим, но они проводили за едой не слишком много времени.

Все эти люди по-настоящему раздражали Гарри. Положив вилку на стол, он задался вопросом, могла ли за столь короткое время у него выработаться своего рода непереносимость толпы. Он ведь всего неделю не был среди большого скопления людей.

Но казалось, прошел целый год.

Гарри обвел взглядом преподавательский стол. Место Дамблдора пустовало, от чего ему стало несколько не по себе. Амбридж находилась тут, ее маленькие глазки-бусинки были сосредоточенны на ее тарелке. Она была чем-то раздосадована, а это никогда не оборачивалась ничем хорошим для Гарри. Снейп тоже сидел за столом и поглощал еду, лишь время от времени кивая что-то втолковывающей ему МакГонагалл. Но декан Гриффиндора не могла удержать его внимание. Снейп обводил рассеянным взглядом зал и выглядел готовым сорваться с места и скрыться в своих подземельях. Гарри его понимал. Он снова вернулся к своему завтраку, утешенный тем, что Снейп тоже чувствует себя в Большом Зале, словно перед судом присяжных.

Неожиданно что-то укололо его в ухо и в кутерьме перьев приземлилось прямо ему на плечо. Этого гостя Гарри был невероятно рад видеть. Остаток завтрака он провел, общаясь с Хедвиг.

@темы: Место для воинов

URL
   

~In Blood Only~

главная