10:47 

Просто быть рядом! Глава 10. Шаг вперед

FluffyDu
Просто быть рядом

Автор: Шиноби Скрытого Листа aka Delfy
Бета: Saske Uchiha
Гамма: FluffyDu
Рейтинг: R
Размер: Макси
Персонажи: Гарри Поттер, Северус Снейп, Альбус Дамблдор, Рон Уизли, Гермиона Грейнджер и др.
Жанр: Драма, Ангст, Приключения
Дисклеймер: Персонажи принадлежат Дж. К. Роулинг.
Разрешение: Только с согласия автора
Саммари: Севитус. Просто быть рядом - просто слова, мало кто задумывается над их смыслом, заглянув глубоко в себя. Можно поддерживать, уважать, любить, просто находясь рядом. Именно такое решение принимает Гарри в тяжелой для себя ситуации, ему хочется просто быть рядом с человеком, который ему дорог, даже если тот не понимает и не принимает его самого.

www.diary.ru/~FluffyDu/p132919088.htm
www.diary.ru/~FluffyDu/p149000168.htm
www.diary.ru/~FluffyDu/p163181604.htm
www.diary.ru/~FluffyDu/p167523785.htm
www.diary.ru/~FluffyDu/p174493271.htm
fluffydu.diary.ru/p182614803.htm
fluffydu.diary.ru/p187163947.htm
fluffydu.diary.ru/p190041845.htm
fluffydu.diary.ru/p194182426.htm

Глава 10. Шаг вперед

— Три…два…один.

Драко Малфой, с аппетитом поглощавший мясную запеканку, неожиданно замер. Его рука с силой сжала вилку и тут же резко выпустила, давая ей с глухим стуком упасть на стол. Сам слизеринец торопливо поднялся, провожаемый недоумевающими взглядами остальных представителей своего факультета. И без того бледное лицо сделалось еще белее. Судорожно оглядевшись по сторонам, мальчик бросился бежать, стремясь как можно быстрее покинуть Большой Зал. Крэбб и Гойл поспешили догнать скрючившегося пополам Малфоя.

Его спешное удаление не осталось незамеченным даже для ребят с других факультетов. Интересно, что же такого случилось у высокомерного принца?

Никто не обратил внимания на еле-еле сдерживающих смешки шестерых однокурсников, пристроившихся с краю своего стола.

— Нет, вы видели его?! — веселился Мэтт, прикрываясь стаканом с тыквенным соком. — Таким белым может быть только Малфой! Ну, или привидение!

— А как он понесся! Интересно, добежит ли? — поддержал младшего товарища Джек Дэвайс.

— Братец, ты слишком громкий, — недовольно буркнула Хизер. — Если продолжишь в том же духе, Снейп поймет, что мы что-то натворили, и часовых нотаций нам не избежать!

— Ты так «тихо» шепчешься, Хизер, — проворчал сидящий слева от нее Нотт. — Лучше ешь и молчи.

— Ой, на себя посмотри!

Перепалки Теодора и Хизер чем-то напоминали Гарри непростые отношения Рона и Гермионы. Его лучшие друзья часто ссорились — в основном из-за жуткой неорганизованности и лени младшего Уизли. Поругавшись, они могли не разговаривать неделями, вынуждая Поттера мирить их. Препирательства его новых приятелей и рядом с ними не стояли. Пара колких фраз в адрес друг друга, хитрая улыбка и словно ничего и не происходило. Вот и сейчас Нотт и Дэвайс смеются и…что-то ему говорят.

Гарри прислушался.

— И все-таки не понимаю, почему наш декан игнорирует твой талант, Крис? — недоумевала Хизер. — Ты же гений!

— Да ладно, скажешь тоже, — смутился Гарри от неожиданной, но приятной похвалы. — Это обычное слабительное зелье, только и всего…

— И все равно! — с жаром перебила она его. — Я такого не сварю.

— Неудивительно, — поддели ее брат и Теодор.

— Ну…они может, и сварят, — хмыкнула девушка, попивая свой сок. — И все равно…

— Снейп отчего-то невзлюбил Криса, — отозвался Теодор, снова перебивая Хизер. — Поставил его наравне с Поттером.

— Это глупо, — сказал молчавший до этой минуты Ганс.

— Никто не спорит, — согласился Нотт и внимательно посмотрел на Гарри. — Ты случайно ему не переходил дорогу, Крис? Он хороший декан, но жутко мстительный.

— Нет, — покачал головой Поттер.

Хотя как посмотреть.

— Ладно, оставим этот разговор.

Есть расхотелось. Ребята, сами того не зная, затронули слишком неприятную и болезненную для Гарри тему. Когда-нибудь он научится на своих ошибках и примет случившееся, как должное. Главное, что здесь и сейчас все, кого он любит живы, а его чувства и желания по сравнению с этим не так уж и важны.

Бесполезное самовнушение окончательно испортило настроение. Настраивай себя, не настраивай, а сердце из груди не вырвешь.

Утренние зелья прошли отвратительно, а предстояло еще выдержать защиту. В боевой магии он был хорош, не допускал таких досадных ошибок, как иногда на зельеварении, отвлекаясь на очередные пререкания отца…профессора Снейпа и двойника. Однако это не мешало преподавателю найти неизвестные для Гарри причины, чтобы как следует отругать его и отнять баллы.

Черт возьми!

— Пора идти, — наигранно трагичным голосом молвил Теодор, отодвигая в сторону пустую тарелку.

— Очень смешно, — проворчал Гарри, вставая следом.

— Кто бы еще смеялся, — вздохнул Нотт и кивнул остальным: — Увидимся, ребят.

Те ответно качнули головой и отвернулись от парней, продолжая трапезу.

Гарри и Теодор молча шли к кабинету ЗОТИ, изредка перекидываясь парой незначительных фраз. Сегодня у них намечалась практика невербальных оборонительных заклинаний. Не сложно, но требовалась предельная концентрация. В своем мире Гарри уже после Тремудрого Турнира начал тренироваться в использовании этих нелегких чар, поэтому не сильно переживал. А вот Нотт заметно волновался.

Класс защиты был мрачный: наглухо задвинутые шторы на окнах, неяркий свет, едва охватывающий большое помещение, на стенах картины с немыми криками напуганных людей, подвергшихся пыткам от использования темных проклятий. На люстре и на стенах в некоторых местах причудливым узором свисала паутина. Парты ожидаемо отодвинуты в дальний угол класса.

Почти не отличить от кабинета зельеварения, только не хватает котлов.Снейп буквально влетел в класс и, не тратя времени на приветствия, поделил учеников на пары.

Нотта поставили в пару к Симусу Финнигану, а новенького к Ханне Эббот. Обнаружив, что Мальчик-Который-Выжил-Для-Того-Чтобы-Выводить-Его-Из-Себя остался без партнера, мужчина обвел внимательным взглядом собравшихся на занятии слизеринцев.

— Где, позвольте узнать, пропадает мистер Малфой? — тихим, но опасным голосом поинтересовался он.

— На обеде ему стало плохо, профессор, — с готовностью отозвался Блейз Забини, чуть выступая вперед. — Сейчас он находится в больничном крыле под присмотром мадам Помфри.

Теодор покосился на Гарри, тот чуть раздраженно пожал плечами. Позориться староста не стал бы, трясясь за свою репутацию, поэтому нет ничего странного в том, что дружки нагло врут декану в лицо.

— Очень хорошо, — Северус резко развернулся и впился непроницаемым взглядом в стоявшего возле Рона и его напарника мальчишку Поттера. — Что ж, Поттер, придется вам обойтись без оценки сегодня. Впрочем, с вашей способностью к самоконтролю вы бы и так без нее остались.

Второй Гарри нахмурился и медленно поднял свою палочку, указывая ею в грудь профессора.

— А вы проверьте…сэр, — кипя от ярости, сказал он. Стоявшая неподалеку Гермиона шумно втянула воздух.

— Думаете, стоит, Поттер? — протянул Снейп, с презрением рассматривая выскочку: — Не тратьте мое время зря! И да, минус двадцать баллов с Гриффиндора за вашу дерзость и отработка с Филчем вечером. Вам ясно?

— Проверьте, сэр, — процедил двойник, крепче сжав в руке палочку.

— Что ж, — Снейп подал знак, и все окружавшие паршивца ребята тут же разошлись. — Ваше право.

Он молниеносно выхватил палочку, направляя ее на молодого человека.

— Ух, что сейчас будет, — прошептал Теодор на ухо Гарри, напряженно следя за деканом и представителем львиного факультета. — Держись, Крис, и тебе потом достанется.

Поттер нервно передернул плечами, про себя ругая двойника всеми известными ему плохими словами.

Снейп не успел взмахнуть палочкой, когда мальчишка проорал:

— Протего!!!

Защитные чары оказались настолько мощными, что зельевара отбросило к дальней стене, куда на время практических занятий были отставлены парты. Профессор с жутким грохотом врезался в ближайшую парту. Ученики Гриффиндора напряженно замерли, ожидая грандиозного скандала. Змейки с тревогой посматривали на своего декана, параллельно с этим обмениваясь злорадными ухмылками, кидая любопытные взгляды сторону застывшего в другом конце класса Поттера. Когтевранцы и пуффендуйцы сочувствовали товарищу.

— Поттер! — прокричал Снейп, поднимаясь. — По-вашему, это было невербальное заклинание? Минус пятьдесят баллов с Гриффиндора за вашу непроходимую тупость!

Двойник Гарри молча уставился в пол.

— Садитесь и смотрите, как тренируются ваши одногруппники, пока я не передумал и не выкинул вас из класса!

Пришлось подчиниться. Угрозы Снейпа никогда не были пустым звуком.

Ученики поспешили приступить к практике, пока явно разозленный профессор не обрушился и на них всех. В паре Гарри-Ханна пуфендуйка решила начать первой: недолго думая, послала в слизеринца проклятье щекотки. Юноша без проблем отразил его невербальным «протего», послав в ответ атакующее заклинание, но девушка не справилась, и ей пришлось пуститься в веселый пляс. Расколдовав напарницу, Поттер бросил короткий взгляд в сторону преподавателя, однако Снейп в этот момент оценивал пару Гермиона-Паркинсон.

Что ж, в другой раз.

Ханна действовала хитрее. Обманный маневр волшебной палочкой, в последний момент рассекшей воздух и выпускающей на свободу заклятье чесотки. Но и в этот раз Гарри прекрасно заблокировал ее атаку, а пуффендуйка вновь потерпела неудачу. Зельевар проигнорировал успешную попытку новенького, предпочитая хорошенько покритиковать раскрасневшегося от стараний Рона. Поттер глубоко вздохнул и приготовился к очередному заклинанию со стороны Эббот, однако внезапно обрушившаяся на него слабость не дала юному волшебнику сосредоточиться. Темные пятна перед глазами, тяжесть в груди и под конец успешное попадание парализующих чар. Он и без «петрификус тоталуса» уже готов был встретиться с полом лицом к лицу, а тут еще заклинание. О, Мерлин, как же ему плохо! Растерянная неожиданной неудачей партнера Ханна не сразу вернула парню способность двигаться, и когда Гарри наконец попытался подняться на ноги, он понял, что все внимание класса, в том числе и Снейпа, было направленно на него.

— Так-так, мистер Ларсен, видимо, вам тоже незнакомо слово «самоконтроль», — едко заметил профессор, приблизившись к сидящему на полу новенькому. — Пять баллов со Слизерина. Поднимайтесь и продолжайте тренироваться!

Дышать становилось все труднее, а белая пелена готовилась полностью завладеть его зрением. Что же происходит? Он давно не чувствовал себя таким беспомощным, не приближался так близко к грани… Новый вздох получился рваным, а выдохи более частыми. Нет, это не могло быть правдой! Гарри с огромным усилием встал и, не обращая ни на кого и ни на что внимания, спешно покинул класс ЗОТИ. Не остановили ни удивленные возгласы Нотта, ни строгие окрики Снейпа. Он бежал так быстро, как позволяло ухудшающееся с каждой минутой состояние. Все мысли занимал исключительно прикроватный столик в спальне, где под магическим замком лежало спасительное зелье.

С лестницы, ведущей в подземелья, Поттер буквально скатился, чудом не сломав себе шею. Поднявшись и привалившись к стене от мучительного головокружения, он продолжил свой путь.

Когда Гарри последний раз разговаривал с Дамблдором, тот поинтересовался, на какое время еще хватит зелья, позволяющего жить в одном мире с двойником. Нет, не так. Благодаря которому он может быть тенью Гарри Поттера. Слегка задумавшись, вспоминая свои запасы, Гарри ответил, что до пасхальных каникул. При этом ни капли страха не закралось в сознание. После всего пережитого мысль о смерти казалась чем-то далеким, обычной сказкой с плохим концом, которую просто не стоило читать.

Однако в данную минуту смерть, постоянно переходящая ему дорогу, внезапно показалась слишком близкой. Только протянуть руку и нащупать эту умертвляющую ауру, и все. Неизвестность, окутанная непроглядной темнотой. А что дальше, никто не знает, и Гарри не торопился раскрывать этот секрет. Впервые после тех злосчастных событий в Отделе тайн Поттеру хотелось жить и быть рядом с теми, кто ему дорог. Смешно, что понимание пришло к нему в такой опасный момент.

При одном взгляде на руку дыхание сбилось. Прозрачная. Неужели не успеет?

Конечно, мертвому все равно, вспоминают его после смерти или нет, однако Гарри боялся быть забытым. В одном мире воспоминания о нем уже полностью исчезли. А здесь как Крис Ларсен он никому и не нужен. Эгоистичное желание цепляющегося за жизнь подростка, а может быть, вера в продолжение жизни после смерти, где воспоминание о нем имеет значение.

Вбежав в слизеринскую спальню шестикурсников, Гарри бросился к столику, на ходу доставая палочку и снимая магическую защиту с нижнего ящичка. Кроме Поттера, в комнате никого не наблюдалось, но даже, если кто-то и попался бы на глаза, парню было плевать. Сейчас решалась его судьба, и меньше всего его волновали злобные одноклассники.

Достав пузырек с голубоватой жидкостью, он сделал пять спасительных глотков. По всему телу вплоть до кончиков пальцев на руках и ногах разлилось тепло. Резкий заряд энергии, а затем неимоверная усталость. Едва успев спрятать обратно пузырек и выставить магические щиты на замок, Гарри упал на кровать, полностью лишившись сил.

«Времени только до апреля», — последняя мысль перед тем, как погрузиться в сон.


* * *

— Крис! Эй, Крис! — его настойчиво трясли за плечо.

Нехотя Гарри открыл глаза и недовольно уставился на склонившегося над ним Теодора.

— Ну, наконец-то! — воскликнул одноклассник. — Я уже и не надеялся тебя добудиться.

Поттер хмуро рассматривал Нотта, продолжая молчать. Слишком крепкий сон не сразу дал понять, где он, какой сегодня день и что вообще происходило до того, как он вырубился.

— Что с тобой на ЗОТИ приключилось? Снейп был в ярости.

— Нехорошо мне стало, — чуть помолчав, вспоминая последние события, сонно отозвался Гарри. — Пришлось срочно к Помфри идти.

— Да уж, ты действительно был очень бледен, — согласился Теодор, присаживаясь на соседнюю кровать, — но боюсь, это не спасет тебя от похода в кабинет Снейпа.

Умеет же он утешить!

— Я знаю, — Поттер перевернулся на бок, чтобы лучше видеть Нотта. — Сколько времени?

— Через час будет отбой, — посмотрев на часы, сообщил однокурсник.

— Прекрасно, — вздохнул Гарри. — Я как раз выспался.

Теодор чуть улыбнулся и покачал головой.

Выбрав момент, когда оба товарища замолчали, пустой желудок Поттера возмущенно забурчал.

— И я проспал ужин, — чуть смущенно констатировал Гарри.

— Верно. Ах да, на тебя Хизер обиделась из-за того, что ты проспал нашу сегодняшнюю игру.

— Черт. Маньячка квиддичная!

— Вы друг друга стоите.

Мальчишки рассмеялись.

Гарри бросил короткий взгляд на кисть правой руки. Плотная кожа, обтягивающая кости. Он на самом деле сумел выжить.


* * *

К огромному удивлению Гарри, приглашения в кабинет декана на следующий день не последовало. Парень бодрствовал почти всю ночь, уснув только под утро. Благодаря начавшимся выходным, он сумел хорошенько выспаться, пожертвовав для этого одним лишь пропущенным завтраком. Одевшись и зайдя в общую гостиную, Поттер все ждал, когда Малфой с довольной физиономией подойдет к нему и во всеуслышание объявит о том, что его вызывает Снейп. Однако Драко и не глянул в сторону ненавистного новичка. Собравшись возле камина, староста и его банда усердно работали над домашним заданием. Странно, обычно Малфой не сильно утруждал себя. Неужели его так исправила вчерашнее шуточное снадобье?

Тихо хмыкнув, Гарри покинул общежитие и, оглядевшись, спешно пошел вдоль темного коридора в противоположную от лестницы сторону. Туда, где почти не ходят ученики, где факелы, освещающие путь, встречаются намного реже, а ужасные каменные изваяния монстров — чаще, где единственная картина, украшающая каменную стену — портрет четырех основателей Хогвартса, который можно встретить на территории всех четырех факультетов. Видимо, студенты Слизерина не любят никого, кроме родоначальника собственного факультета, раз повесили ее в такое безлюдное место. Ну, и самое главное: в конце коридора, примерно метров через пятьсот-шестьсот, а может, и больше — тупик. Именно поэтому никто не интересовался этой стороной мрачного коридора. Куда полезнее лестница, ведущая прочь из подземелий.

Никто, кроме Гарри и остальных полукровок.

Все знали, что Салазар был настроен против таких волшебников. Даже после того как он покинул Хогвартс, их обрекали на страдания. Однако остальные его коллеги не поддерживали вопиющей ненависти и поэтому создали тайное убежище, пропускающее магов из недостойных, по мнению Салазара, семей. Кто и как первым нашел эту комнату, оставалось неизвестным, но из года в год слизеринцы-полукровки использовали помещение, скрываемое портретом основателей в конце коридора, тем самым избегая давления со стороны чистокровных студентов. Остановившись перед ним, мальчик кивнул изображенным на нем людям, проигнорировав мрачное фырканье Салазара, и приложил ладонь к листу, который поднесла к нему Ровена Когтевран. Приятное тепло и легкое покалывание, исходящее от пропитанной магией картины, почувствовалась в руке. Гарри знал природу этого покалывания. В Поттере было много черт, присущих обоим противостоящим факультетам, отчего чары приходили в замешательство. Когда Нотт первый раз показал этот тайник и попросил дотронуться до нарисованного на холсте свитка, покалывание ощущалось сильнее. Видимо, великий квартет не доверял Гарри, и их нельзя было винить. Постепенно парень привык к боли, перестав реагировать на нее.

Тепло исчезло, Годрик кивнул ему, и рама отъехала в бок, пропуская. Гарри перешагнул порог и начал спускаться вниз по каменным ступенькам, хотя казалось, что ниже подземелий спускаться уже некуда. Преодолев спиральную лестницу, он толкнул дверь, попадая в достаточно светлую и большую комнату.

Остальные уже были здесь. Ганс просматривал какие-то книги на полках, задумчиво листая пожелтевшие страницы. Джек расслаблено развалился на удобном темно-коричневом диване, закинув руки за голову и закрыв глаза. Казалось, он спал, однако любое шуршание заставляло его приоткрывать глаз и с любопытством выискивать источник шума. Вот и сейчас он лениво уставился на прибывшего Гарри.

— А мы все гадали, явишься ты к ужину или все-таки успеешь к обеду, — Дэвайс дружелюбно хмыкнул.

Сидящие за столом перед камином Теодор, Хизер и Мэтт оторвали взгляд от лежащих перед ними учебников и пергаментов и посмотрели на подошедшего. При этом Поттер обратил внимание на потемневшее лицо сестры Джека. О, нет…

— Как ты мог проспать?! — она вскочила и обвиняюще указала на застывшего в дверном проеме Гарри.

Нотт обреченно застонал. Лучше бы дальше спокойно помогала Мэтту с его Чарами.

— Я…

— Ты же обещал! — Хизер обиженно надула губы.

— Прости, Хиз, мне было нехорошо, и я…

— Это не оправдание! — взорвалась она. — Сегодня с тебя две игры!

Ганс повернулся и посмотрел на подругу как на сумасшедшую, но промолчал. Мэтт и Теодор почти синхронно покачали головой, а Джек лишь громче замычал, пытаясь хоть как-то заглушить вопли сестры.

— Остынь, мне еще уроки делать, — проворчал Гарри. — А если совсем не повезет, еще и к Снейпу на отработку тащиться.

— Не мои проблемы, — парировала девушка, недовольно скрестив руки на груди.

Поттер сдержал желание запустить в нее чем-нибудь тяжелым и подошел к Нотту.

— Странно, что до сих пор мне ничего не сказали о наказании, — проговорил он задумчиво. — Спускаясь сегодня в гостиную, я морально готовился к радостному Малфою, злорадно сообщающему мне о моей отработке.

— Если так подумать, я не видел Снейпа ни на вчерашнем ужине, ни на сегодняшнем завтраке, — отозвался Теодор, и остальные согласно кивнули.

— Может, мне повезло, и Снейп уехал на выходные к родственникам? — Гарри охватило нехорошее предчувствие.

Дамблдор рассказывал ему о роли Северуса в этой войне. Двойной агент. В его мире опекун отказался от шпионажа в пользу своего подопечного. А здесь он все время рискует, поскольку у него нет никого, кого можно любить и защищать.

— К родственникам?! Не смеши меня, Ларсен! — Джек все-таки не мог долго спать. — Нет, у него другие дела!

Судя по презрению, сквозящему в голосе, Гарри понял, что тот в курсе Пожирательской деятельности декана и совсем ее не одобряет, как и остальные полукровки со змеиного факультета. Слишком угнетающая наступила тишина после его слов.

Как себя повести в такой ситуации? Попробовать копнуть глубже и узнать их соображения по этому поводу? Честно признаться, Гарри было обидно за Северуса. Большинство учеников на факультете боготворили его именно за его причастность к Пожирателям Смерти, за то, что он состоял в ближайшем окружении Волдеморта. Когда правда выплывет наружу, они все отвернутся от него и будут с таким же презрением говорить о нем, как сейчас делал это Джек. Ребята сильно недолюбливали декана. И дело тут было вовсе не в его лояльности к Темному Лорду, но и в занимаемой позиции к самим полукровкам. Гарри обратил внимание на совершенно безразличное отношение Северуса к ним. Сначала эта новость поразила его до глубины души, сильно расстроив, ведь в его мире опекун одинаково хорошо относился ко всем ученикам со своего факультета. Но потом, хорошенько проанализировав имеющиеся от директора данные, Поттер все осознал. Та же двойная игра на поле противника. И Дамблдор подтвердил его догадки. Сложно быть шпионом, отметая присущее тебе хорошее, но недопустимое.

— Какие? — рискнул спросить Гарри.

— Лучше тебе не знать. Приехал из своей Америки, наслаждайся незнанием, пока можешь. — Ганс повернулся к единственной девушке в их маленькой компании. — Пошли играть в квиддич.

Теперь уже на него посмотрели как на сумасшедшего. Даже Хизер могла лишь молча открывать и закрывать рот, плохо представляя, как отреагировать. Все знали, что Хэтмен не терпит полеты на метле и делает исключения только для друзей. А тут сам предложил…

Может, они не так плохо относятся к Северусу, как показывают? Им ничто не мешало рассказать Гарри правду.

— У меня много уроков, — повторил Поттер. — Подготовку к ТРИТОНАМ никто не отменял!

— Да кого волнуют твои уроки? — она опомнилась и, буквально подскочив к нему, радостно схватила под локоть и потащила прочь из комнаты. — Грех не воспользоваться предложением Ганса. Тем более, он первый никогда не предлагал. Пошли!

Ого тянет! А вроде слабый пол…

Остальные пошли за ними. Все, кроме Нотта.

Гарри бросил сожалеющий взгляд в сторону однокурсника, продолжающего корпеть над домашней работой. Словно почувствовав, что на него смотрят, Теодор оторвался от учебника и столкнулся с грустным выражением на лице новенького.

— Иди-иди, полетай! Отвлекись! — сказал он. — Придешь, я помогу тебе со сложными заданиями. Даже из библиотеки необходимые книги принесу.

Услышав его, Хизер Дэвайс тоже повернулась к другу.

— Тео!

— Я приду чуть позже, — заверил тот подругу. — Пока потренируйте пасы квоффлом, что ли.

Похоже, ее удовлетворил такой ответ. А вот Гарри почувствовал острую вспышку гнева. Несправедливо!


* * *

Играть Теодор так и не явился. Казалось, кроме Поттера, никто не придал значение такой мелочи, как отсутствие практически ключевого игрока на квиддичном поле. И это раздражало.

Значит, пусть Нотт учится, превосходно сдает ТРИТОНЫ, а Гарри рассчитывает на чудо?! Было очень обидно, но как следует выговориться он не мог себе позволить, поскольку знал слизеринцев не так хорошо, чтобы суметь предугадать их реакцию, и не до конца доверял новым товарищам, с которыми начал общаться буквально две недели назад, но их поддержка была необходима ему как глоток воздуха. Возможно, и они не спешили раскрываться перед ним по той же причине. Находясь в комнате для полукровок, Гарри наблюдал общение его товарищей между собой: более понимающие Джек и Хизер, от теплой улыбки которой можно растаять, более открытый и эмоциональный Теодор. Ганс и Мэтт придерживались примерно одинакового поведения с новеньким и друг с дружкой, однако и тут можно было найти отличия.

Получится ли у него окончательно расположить их к себе и общаться без масок? Зависит от того, подойдет ли им характер Криса Ларсена… Или это характер самого Гарри? Отлично, он сам в себе запутался!

На обеде было шумно, особенно со стороны гриффиндорского стола. Наверное, они предвкушали первый в этом году матч по квиддичу: их команды с когтевранской. Еще бы! Поттер отлично помнил, как волновался перед каждым матчем, несмотря на статус самого лучшего ловца Хогвартса. За все матчи он проиграл лишь два: один — пуффендуйцам из-за вмешательства дементоров, а второй — Слизерину на пятом курсе после предательства Драко. Он принял все близко к сердцу и не смог достаточно сосредоточиться на игре. Тогда Малфой поймал золотой шарик, а Гарри лишился права быть ловцом из-за мерзкой жабы Амбридж.

За его столом тоже обсуждали предстоящее сражение на летном поле, естественно ставя на победу когтевранской команды. Кто в здравом уме поставит на главных конкурентов в борьбе за победу? Гарри мало волновали предстоящие игры, пусть он и любил летать. В этом мире Поттер — не ловец и даже не состоит в команде, болеть за кого-то конкретного не хотелось. Не за двойника же!

Мрачный взгляд медленно пополз со стола львов на преподавательский. Место Северуса по-прежнему пустовало, что не прибавляло хорошего настроения. Гарри переживал, опасаясь его за жизнь. Том Риддл всегда страдал излишней подозрительностью, а вдруг именно в этот раз его проверки оказались фатальными? Нет, только не опять! Он всегда боялся потерять отца, и после того, как это случилось, его тревога перенеслась с ним в новый мир, став куда более навязчивой, все сильнее опутывая мысли и усиливая чувства. Они дремали в нем до тех пор, пока директоры не рассказали ему об альтернативной реальности, о живом отце и друзьях. Коварный страх тотчас вылез наружу, сворачивая внутренности парня в клубок. Надо поговорить с Дамлдором и убедить его запретить Северусу треклятые шпионские вылазки! Тот и так много сделал для Ордена и, был абсолютно уверен Гарри, еще сделает как отличный зельевар и превосходный стратег.

Просверлив профиль главы Хогвартса, который как назло смотрел совершенно в другую сторону, молодой человек повернулся к своим товарищам. Место Теодора пустовало. Видимо, тот с головой погрузился в учебу и напрочь забыл про обед. И почему Гарри пошел на поводу у Хизер и не остался с Ноттом? Гляди, за сегодня они выполнили бы все задания на понедельник, а может, захватили бы и вторник.

Покончив с едой, раздосадованный Поттер поднялся и поспешил вернуться в секретную комнату полукровок. К директору он непременно зайдет сегодня, а пока необходимо разобраться с накопившимися делами. Случись с Северусом что-то страшное, Гарри сразу узнал бы, правда? Ради своего погибшего опекуна и друзей мальчик и прибыл в этот мир. Без них повторная борьба за магический мир теряет всякий смысл. Черт, у Дамблдора есть мотив не говорить ему о профессоре Снейпе!

Остановившись почти у самого выхода из Большого Зала и резко обернувшись, Гарри еще раз посмотрел на старшего мага. На этот раз Альбус не стал его игнорировать и, поймав растерянный взгляд ученика, кратко кивнул ему, чуть улыбнувшись.

«Не волнуйся, мой мальчик, с ним все в порядке», — мысленно успокоил его старик.

«Вы уверены? Неужели у меня все на лице написано?» — последний вопрос Гарри скорее задал себе, нежели Дамблдору.

«Приходи вечером ко мне на чашечку чая, я все тебе объясню», — раздался его дружелюбный голос в голове Поттера.

«Непременно».

Чуть повернувшись, Гарри заметил остальных полукровок, также окончивших трапезу и теперь спешивших к нему.

— Крис, ты что застыл? — щелкнула перед его глазами пальцами Хизер.

— Да, о чем задумался? — присоединился к сестре Джек.

— О прекрасных выходных в компании учебников по зельям и трансфигурации, — съязвил Гарри, усмехнувшись.

— Хм, не такая уж и плохая компания, — прыснул Дэвайс.

Хизер чуть виновато глянула на новенького и жестом позвала его продолжить путь до подземелий.

В скрытой комнате Теодора не было.

— И где он? — Мэтт осмотрелся вокруг так, словно в любой момент из-под стола должен был выпрыгнуть Нотт и закричать: «Сюрприз!» или «Ага! Попались!».

Однако никто не торопился выскакивать. Ребята тревожно переглянулись.

— Скорее всего, он отправился в библиотеку. Я пойду, поищу его, — отозвался Гарри и направился к выходу из убежища.

Поттер с трудом мог признаться в этом кому-то (в том числе и себе самому), но он волновался за Нотта не меньше, чем остальные полукровки. Обещание Теодора помочь ему с домашним заданием не давало возможности демонстрировать волнение.

Выбравшись в коридор, парень тихо двинулся вдоль темного коридора. У самой лестницы, ведущей прочь из темной части замка, стоял Малфой с верными псами Крэббом и Гойлом. Не желая столкновения с врагами, Гарри поспешно спрятался за статуей очередного чудовища, так удачно подвернувшейся на пути.

Судя по громкому хохоту ненавистной троицы, они пребывали в приподнятом настроении, что не могло не настораживать.

— Вы молодцы! — отсмеявшись, похвалил своих верзил Драко. — Не ожидал от вас. Может, вы еще не так безнадежно тупы, как хотите это показать.

Что, простите? Малфой признает у Крэбба и Гойла наличие мозгов? Недоуменный, Гарри вслушался в разговор.

— Он еще легко отделался! — гоготал Винсент. — Еще бы пара ударов моих кулаков по его наглой морде и…

— И вас посадили бы в Азкабан, к Мерлиновой бабушке, — чуть раздраженно сказал Драко. — По-моему, я говорил вам о том, что вы должны быть возле меня в этом году.

— Но мы хотели отомстить за тебя, — виновато произнес Грегори.

— Еще успеете, — губы Драко расплылись в самодовольной улыбке. — Для начала неплохо, но не стоило действовать так…прямолинейно.

— Прямолинейно? — переспросил Гойл.

— В лоб, идиот, — закатил глаза светловолосый принц. — В следующий раз, когда захотите кого-то избить, оповестите сначала меня.

— Да, Драко, — кивнули те. — Может, остальных тоже изобьем?

— Не стоит.

— Как скажешь.

Они наконец скрылись в общежитии Слизерина, давая возможность Гарри идти дальше.

Опять шайка Малфоя причинила кому-то вред и, наверняка, как и раньше останется безнаказанной. Будучи сыном Пожирателя смерти, верного поданного Темного Лорда, держащего в страхе весь магический мир, Драко имел возможность вытворять все что угодно, если это не нарушало планов Волдеморта. И Дамблдор ничего не мог поделать! Остальные дети Пожирателей без сомнений заступятся за высокомерного принца, а раз уж он не был пойман на месте преступления, то обвинения в его адрес не имеют значения. Кроме статуса верного прислужника у Темного Лорда, на стороне Люциуса Малфоя, несмотря на временное пребывание в Азкабане, были огромные связи и многие из них — более чем выгодные, позволяющие его сыну не чувствовать ограничений в действиях и подавленности. Никакие Герои Магической Британии не помешают Малфою-старшему освободиться из тюрьмы. Пусть не министерские крысы, голодные до наживы, но Тот-Кого-Нельзя-Называть точно. Гарри все это понимал и лишь бессильно разводил руками. Оскорбляя отца Драко чуть ли не при всем факультете в свой первый свой день в Хогвартсе, он вовсе не пытался бросить вызов никому из Пожирателей: ему просто хотелось побольнее задеть бывшего друга.

Интересно, на кого напали Крэбб и Гойл, чтобы отомстить обидчикам своего лидера?

В голову сразу пришел двойник и Рон с Гермионой. Малфой постоянно конфликтовал с Золотым трио, поэтому его шестерки вполне могли тронуть кого-то из них. Нет, только не они! Второй Гарри, честно признаться, мало волновал Поттера, но друзья… Хотя избей прихвостни хорька кого-то из львов, высокомерие и самоуверенность Малфоя взлетели бы до небес. А уж если жертвой стал Избранный, то вся школа оказалась бы в курсе. Нет, тут рыбка не такая крупная. Кто в последнее время переходил дорогу этому самовлюбленному принцу? Кроме их маленькой выходки с зельем, Гарри ничего и не помнил.

Стоп! Слабительное зелье. Униженный Драко (Гарри специально смешал зелье так, чтобы враг чуть-чуть не добежал до туалета). Внезапная пропажа Теодора. Не могли же дружки Малфоя избить Нотта?!

Ощутив, как засосало под ложечкой, парень чуть приподнял вверх левую руку.

— Указуй Теодор Нотт!

Незримая сила неприятно защекотала ладонь, а невидимые пальцы обхватили запястье и потянули на себя, словно веля следовать за ними. Гарри покорно шел, позволяя магии вести. Вот он покинул подземелья, а теперь ему необходимо подняться наверх, судя по всему, на несколько пролетов. Когда мимо проходили студенты с различных курсов, приходилось чуть опускать руку, чтобы они не заметили, как он использует беспалочковую магию. Ему только паники и обвинения в темном колдовстве не хватало. А именно так могли отреагировать на сей факт не разбирающиеся в природе беспалочковой магии люди. Ну, что за бред? В его мире учителя в Хогвартсе довольно много времени уделяли лекциям по беспалочковой магии. Другое дело — способных к ней было не так много. Не мало, но и не достаточно.

Вскоре Поттер очутился на этаже, где располагалась библиотека. Выходит, Теодор все-таки выбирает учебники, и ребята зря переживали? Однако заклинание потянуло его в противоположную сторону от территории мадам Пинс, туда, где находился мужской туалет. Чем ближе он подходил, тем слабее становились направляющие чары.

Гарри старался верить в лучшее, однако стоило ему войти, робкая надежда покачнулась и упала с огромной высоты, разбившись вдребезги. Возле раковин неподвижно лежал Нотт. Поттер приблизился к нему, ужасаясь видимым повреждениям: по бледным рукам стекала кровь, одежда перепачкана, нос сильно распух и потемнел, одна бровь рассечена. Это в соображении Крэбба и Гойла «немножко побить»?

Чертыхнувшись, Гарри поспешил левитировать тело Теодора в больничное крыло. Сложно было себе признаться, но он волновался за него. И выгода из общения с полезными для его будущих целей людьми тут играла самую последнюю роль. Он лишь хотел спасти его, хотел, чтобы больше никто не страдал из-за него, и они вновь смогли собраться все вместе. Не важно где: особая комната, квиддичное поле или стол в Большом Зале. Главное, чтобы никто из их шестерки не пропал, ведь ребята… как одно целое. Одиночки, держащиеся в стороне, но при этом небезразличные друг другу. Пусть его не до конца приняли, пусть он не совсем верил. Это все мелочи, на которые требуется время.

Колдомедик всполошилась, увидев, в каком состоянии находится Тео. Она подхватила его заклинанием и положила на ближайшую кровать. Гарри пошел было следом, но мадам Помфри почему-то не пустила его дальше, велев ждать в кабинете. Поттер озадаченно кивнул, решив выполнить указания медиковедьмы. В ее движениях он заметил некоторую заторможенность, а на лице — неприкрытую усталость, о которой свидетельствовали едва заметная бледнота, мешки под глазами и выбившиеся из строгой прически поседевшие пряди. У мадам Помфри явно было много работы. Что же случилось?

Гарри присел на стул возле стола. Взор парня невольно зацепился за стоящие на нем пузырьки с зельями. Он сразу узнал флакон среднего по степени обезболивающего, рядом с ним, без сомнения, находился Костерост, а вон те, крайние — кроветворные и жаропонижающее. Ах, да, зелье Сна-Без-Сновидений также там присутствовало. Все бы ничего, если не вспомнить рассказы отца о пытках Темного Лорда. Такой набор зелий обычно применяется, чтобы облегчить страдания после продолжительных издевательств Волдеморта. Что эти снадобья делают на столе мадам Помфри? Гарри тут же вспомнил исчезновение профессора Снейпа и ментальный разговор с Дамблдором. Сопоставив оба факта, Поттер все понял: зельевара неожиданно вызвал к себе Темный Лорд, и что-то на встрече Пожирателей пошло не так. Получается, его декан в лазарете? Ох, будь неладен директор! Он же прекрасно понимает, как важно Гарри быть в курсе всего! Почему нельзя было рассказать все? Стоп, почему тут обезболивающее средней степени? От пыток этих извергов помогает только релаксант для нервных окончаний. Он хотя бы может сгладить последствия. Гарри на собственном опыте знал это. Есть еще ряд специальных лечебных микстур для совсем особых случаев, но он не был до конца уверен, что в этом мире эти зелья изучены.

«О чем ты думаешь, Гарри?» — покачав головой, подросток повернулся на звук приближающихся шагов.

Как он и думал, вернулась мадам Помфри.

— С мистером Ноттом все будет в порядке, — заключила женщина. — Несколько дней в больничном крыле приведут его в порядок.

Сейчас или никогда!

— Это очень хорошая новость, мадам, — Гарри глубоко вздохнул, собираясь с мыслями. — А как дела у профессора Снейпа? Директор Дамблдор рассказал мне, что он сильно пострадал после собрания Пожирателей.

Вот так. Прямо в лоб. Как по-гриффиндорски.

Медиковедьма рассеянно взглянула на него.

— Что, простите? А, Северус…ему, конечно, досталось, но я делаю все возможное… — она вдруг остановилась и недовольно посмотрела на мальчика. — Вообще то, молодой человек, это секретная информация, я не имею права говорить вам…

— Я бы не спрашивал, не поставь меня директор в известность, — быстро отозвался Гарри. Нехорошо так считать, но усталость Помфри оказалась ему на руку. — Профессор Дамблдор — хороший друг моего отца, поэтому часто делится со мной сведениями.

— Даже, если это так, я настаиваю…

— Почему среди зелий нет релаксанта? — вновь прервал ее негодование Гарри.

На короткий момент Поппи застыла, пойманная врасплох любопытством и познаниями студента. По-хорошему, ей следовало выгнать его со всеми этими вопросами, и пусть уж Дамблдор решает, что ему стоит знать, а что нет. Однако она так устала, проведя тяжелую ночь над ранами Северуса, поэтому у нее элементарно не хватило сил на продуктивный диалог с мальчишкой.

— Профессора Снейпа вызвали до того, как он успел сварить зелье, — наконец откликнулась женщина. — Мы отправили запрос в Святой Мунго с просьбой выделить нам хотя бы один флакон зелья, но и они испытывают в нем недостаток.

Гарри задумчиво кивнул. Релаксант крайне необходим! Без него декан мог не оправиться до конца от последствий пыточных заклинаний, и это могло сказаться на его основной работе, чего ни в коем случае нельзя было допустить. Отец являлся одним из лучших зельеваров Британии, и он действительно любил науку, которой занимался.

— В таком случае, его сварю я.

— Вы? — сомнение сквозило в голосе колдомедика. — Юноша, вы хоть знаете, из каких компонентов состоит данное зелье? Оно не входит в вашу школьную программу.

— Я бы не предлагал, если бы не знал, — спокойно ответил Гарри и без запинки перечислил все ингредиенты, входящие в состав нужного снадобья.

Похоже, Поттер окончательно сразил Помфри. Во всяком случае, на ее лице больше не читался скепсис и неверие в его слова.

— Получается, директор прислал вас, зная, что мне могут понадобиться сильные зелья для лечения профессора Снейпа? — заключила Поппи.

— Вы же знаете, Альбус Дамблдор всегда думает на несколько шагов вперед, — учтиво заметил Гарри.

Помфри внимательно посмотрела на него, продолжая обдумывать его слова.

— Ну, хорошо, допустим, я соглашусь на ваше предложение, но где, позвольте узнать, вы добудете ингредиенты?

Поттер не растерялся.

— Думаю, профессор Дамблдор поможет мне решить эту проблему.

— Будь по-вашему, — спустя некоторое время заговорила медиковедьма, глубоко вздохнув, — но учтите, мистер Ларсен, я детально проверю результат вашей работы.

— Как скажете, мадам.

Не имело смысла и дальше задерживаться в больничном крыле. Убедившись, что с Ноттом все будет в порядке, Поттер попрощался с мадам Помфри и поспешил в кабинет профессора Дамблдора.

Им предстоял серьезный разговор, возможно, даже без чая и лимонных долек.


* * *

Гарри был сердит на директора, ведь тот ничего не рассказал ему про состояние зельевара, про возможную помощь, которая могла понадобиться Помфри и в конечном итоге понадобилась. Мальчик не стал прятать в себе гнев, выплеснув на Дамблдора все, только переступив порог его кабинета. Гарри оказался прав, и старик согласился помочь ученику без каких-либо возражений. Он проводил его в личную лабораторию профессора Снейпа, где юный волшебник получил полный доступ ко всем необходимым для зелья ингредиентам. Надо отдать ему должное: он не мешал бывшему гриффиндорцу и не отвлекал разговорами. Хотя, с другой стороны, глава Хогвартса никогда не считался глупцом в подобных вопросах. Вначале Гарри не понравилось, что тот мог спокойно проникать в святую святых зельевара, однако не следовало забывать, что не будь у него разрешения Северуса, он вряд ли смог бы позволить себе такие вольности. Впрочем, Альбус являлся хозяином замка и…

Решив не углубляться в подробности взаимоотношений директора и декана, Поттер сосредоточился на варке.

Приготовление заняло у него около пяти часов, а ведь ему еще нужно было дать настояться. Зато завтра Северус точно получит необходимую порцию. Также стоило навестить Нотта, за которого Гарри все еще волновался.

На этой достаточно оптимистической ноте Гарри позволил себе немного отдохнуть.


* * *

На следующее утро Гарри отнес готовый релаксант мадам Помфри. Она придирчиво осмотрела содержимое врученного ей пузырька, однако пришлось признать, что снадобье было сварено идеально.

— Кто же научил вас варить такие сложные зелья? — поинтересовалась Поппи, подготавливая все лекарства для Снейпа.

— Мой отец, — не без гордости сообщил мальчик. — Он обучил меня всему, что я знаю.

— Должно быть, он известный зельевар, — предположила женщина.

Гарри бросил на нее настороженный взгляд, догадавшись, что она хочет услышать имя его отца.

— Возможно. Папа не любит, когда я рассказываю о нем, поэтому предпочитаю не вдаваться в подробности. Все необходимое можете узнать у профессора Дамблдора.

Помфри нахмурилась. Он смотрел ей в глаза, не думая отворачиваться.

Упрямый мальчишка! Ладно, она тоже может быть упрямой.

Сложив на поднос все нужные лекарства, колдомедик протянула его Гарри.

— Думаю, будет лучше, если ты позаботишься о профессоре Снейпе.

Гарри чудом не выронил посудину из ослабевших рук.

— Не уверен, что это хорошая идея, мадам, — ему с трудом удалось сохранить спокойствие в голосе.

Женщина подавила в себе желание победно улыбнуться.

— Почему? Конечно, профессор не сильно любит лечиться, однако забота одаренного по его предмету студента с собственного же факультета вмиг поставит его на ноги.

Ох, ничего хорошего из этого не выйдет! Пусть Гарри и слизеринец (черт, а ведь на самом деле он никакой не слизеринец, будь неладен Дамблдор со своими добрыми намерениями!), но Снейп не терпит его. Страшно себе представить реакцию профессора, появись мальчик в поле его зрения, тем более, в момент подобной слабости. Северус не выносил проявлять слабину при других. Даже Гарри доставалось, когда он умудрялся застать отца в неловкие для того моменты.

— И все-таки вынужден отказаться.

— Не будьте эгоистичным лентяем, мистер Ларсен! — притворно рассердилась Поппи. — У меня много других пациентов, которые нуждаются в моей помощи. Вам так сложно исполнить маленькую просьбу? Директор же прислал вас именно для этого.

Проклятье, по придуманной им легенде все выходило так, как говорила Помфри. Ведь зарекался Гарри когда-то перестать фантазировать!

— Вы правы, — пришлось признать.

— Вот и славно! — недовольство медиковедьмы сразу испарилось, уступая место доброжелательной улыбке.

Поттер подозрительно покосился на довольную жизнью женщину. Она лишь притворялась рассерженной, чтобы избежать нервотрепки с лечением Снейпа. Говоря про его нелюбовь к лечению, она чересчур преуменьшала. Северус ненавидел лежать на больничной койке и на дух не переносил все эти зелья, предпочитая выпивать все необходимое сам между важными делами.

А он просто не сумел сказать «нет».

Пришлось идти. Позади него раздалось копошение и позвякивание стекла. Должно быть, Помфри стала разбирать пузырьки с лекарствами. Краем глаза парень заметил, как повернулся на бок крепко спящий Теодор, а незнакомая девчонка, посапывая, сбросила одеяло, оголяя миниатюрную ножку, услышал как всхрапнул какой-то мальчик, судя по отороченной желтым мантии, висящей на стоявшем рядом с его койкой стуле, из Пуффендуя. Видимо, всех больных больничного крыла на ночь напоили зельем Сна-Без-Сновидений, и они еще не успели проснуться. Так даже лучше, не придется придумывать какие-то нелепые оправдания для Нотта.

Кровать зельевара предсказуемо оказалась самой крайней, огороженной темно-зеленой шторой, а вокруг, вероятно, висело звукоизолирующее заклинание. Гарри остро ощущал, как деревенели ноги с каждым сделанным им шагом. Хотелось, словно испуганному котенку, поджать хвост и сбежать. А что, неплохая идея! Правда, существует одна серьезная проблема: он чертов храбрец, который скорее удавится, чем выставит себя трусом. А может, ему повезет, и профессор тоже окажется под действием снотворного зелья? Тогда ему останется только поставить поднос на прикроватную тумбу и по-тихому уйти.

Едва Гарри зашел за ширму, то сразу столкнулся с недобрым прищуром черных глаз.

— Ларсен? — каркнул зельевар. — Что вы здесь делаете?

Снейп закашлялся.

У Гарри сжалось сердце, стоило ему увидеть повреждения, нанесенные декану ненавистными Пожирателями смерти: видимые участки тела обмотаны бинтами, на лице виднелась пара глубоких царапин, вполне претендующие стать шрамами на всю жизнь. И, конечно же, руки. Тряслись они действительно сильно.

— Я, кажется, задал вам четкий вопрос, Ларсен, — зло прошипел Северус, когда молчание затянулось. — И я рассчитываю услышать не менее четкий ответ!

Дежавю!

Память тут же подкинула Гарри сцену его первого знакомства с будущим приемным отцом. Он тогда точно также построил фразу, даже интонации совпадали.

Поттер почувствовал прилив радостного возбуждения. Может, и в самом деле еще есть шанс повторить то, что оказалось утрачено в прошлом мире?

— Я принес вам лекарство, сэр, — парень смущенно улыбнулся.

Он думал, что Северуса обрадует данная новость, но похоже, она не произвела на него никакого впечатления.

— Я вижу, — прохрипел профессор, раздраженно вздохнув. — Я спросил, что вы здесь делаете?

Нескрываемая угроза в голосе декана нервировала Гарри, но все-таки он спокойно повторил:

— Мадам Помфри попросила меня отнести вам лекарства, сэр, и проследить, чтобы вы все выпили.

— Неужели? — Снейп буквально пригвоздил ученика к месту ледяным взглядом. — Сомневаюсь. Позвольте предположить: директору Дамблдору понадобилось…как бы это выразить… «подружить» нас. Поэтому он настоял, чтобы Помфри пропустила вас. Я прав?

— Вовсе нет! — покачал головой Гарри. — Директор ничего не знает.

— Вы лжете, мистер Ларсен. Только благодаря директору вы смогли попасть сюда.

Разговор шел не так, как хотелось мальчику. Ожидания не оправдали себя.

— Я беспокоился о вас, профессор. После того что вы испытали…

Упс!

Большой ошибкой со стороны Поттера было упоминать последние события. Заметив, насколько стремительно бледнеет и без того серое лицо, молодой человек осознал совершенную им оплошность. Он очень переживал, ведь это был его первый разговор один на один со Снейпом этого мира, поэтому не смог сдержаться в такой ответственный момент.

«Мерлин, если ты слышишь меня, поверни время назад, чтобы я не произносил эту глупость!» — отчаянно подумал Гарри, мечтая исчезнуть.

Северус был зол. Как смеет этот недоносок напоминать ему о том, что он так жаждет забыть?! Как смеет Альбус посвящать проклятого мальчишку в его тайну?!

— Убирайтесь с глаз моих, Ларсен, — рыкнул мужчина, с трудом сдерживаясь, чтобы не заавадить паршивца. — И передайте директору, что ему следует оставить свои бесполезные попытки.

Мастер зелий больно уколол Гарри сказанными словами, однако он до сих пор не собирался сдаваться так легко. Парень был истинным Снейпом: таким же упрямым, порой слишком гордым, а иногда немного резким.

Сейчас подобная тактика не сработала бы, поэтому Поттер избрал прямо противоположную:

— Сэр, не прогоняйте меня. Выслушайте, пожалуйста, я…

— С какой стати? Вон! — выкрикнул зельевар, окончательно потеряв терпение.

Бесполезно. Северус не захочет слушать, а тем более, понять. Сейчас он уязвим и будет презирать любого, кто станет невольным свидетелем его жалкого положения, даже Дамблдора. Гарри понимал, но все равно чувствовал, как трещат по швам ментальные барьеры. Он все испортил, и теперь нужно уходить. Осталось лишь одно…

— Хорошо, профессор, я уйду, только сначала выпейте, пожалуйста, релаксант для мышц.

Поттер поставил поднос на прикроватную тумбу; в руках у него находился единственный пузырек с необходимой рубиновой жидкостью.

— Директор соизволил побеспокоить Святой Мунго? — усмехнулся Снейп.

Юный волшебник молча протянул ему снадобье. Мастер зелий придирчиво осмотрел флакон с зельем и вдруг разжал ладонь, бросив его к ногам мальчишки.

— А теперь убирайтесь отсюда! — рявкнул декан и снова закашлял, сильно разодрав горло.

Оторопевший в первые секунды Поттер быстро взял себя в руки.

— Будь по-вашему, — вытащив из кармана запасной пузырек, Гарри поставил лекарство на поднос. — Однако напоследок я кое-что все-таки скажу: хотите — верьте, хотите — нет, это ваше дело. Я пришел к вам по собственной воле, поскольку переживал за ваше самочувствие. И директор здесь абсолютно ни при чем. Всего доброго!

Гарри резко развернулся и, распахнув ширму, оставил удивленного зельевара одного.

Он не заплачет, нет. А резь в глазах…она пройдет.


* * *

— Доброе утро, Северус, — поприветствовала своего пациента Помфри, чуть отодвигая занавески.

Недовольно хмыкнув, Снейп не удостоил колдомедика и взглядом. Как она могла поддаться на уговоры Альбуса и пустить к нему этого странного мальчишку? Она бы еще сюда и Поттера за ручку привела!

— Не хмурьтесь, профессор. Я понимаю, не очень приятно соблюдать постельный режим и пить горькие лекарства, но зато, если будете послушным, вернетесь к своим прямым обязанностям всего через несколько дней. А будете упрямиться, — Поппи многозначительно посмотрела на поднос с нетронутым релаксантом — пробудете здесь неделю или больше!

— Я не ребенок, чтобы так со мной разговаривать, Помфри, — процедил Северус.

— Но ведешь ты себя именно так.

Она сердито скрестила руки на груди.

Зельевар в ответ бросил на колдомедика раздраженный взгляд, однако потянулся дрожащими руками к пузырьку с рубиновой жидкостью.

— Неужели скряги из Святого Мунго наконец соизволили поделиться с Альбусом запасами своих зелий? — Снейп изогнул губы в ироничной усмешке. — В последнее время им жалко осчастливить школу даже Перечным.

Мужчина сделал положенное количество глотков. Не уважай он так сильно директора, эти жмоты ни склянки бы от него не получили.

Медиковедьма не смогла удержать смешка, чем сразу привлекла внимание профессора, вопросительно поднявшего бровь.

— Это зелье не из запасов Святого Мунго, Северус, — ответила Поппи, продолжая улыбаться.

— Так значит, Гораций решил вернуться раньше времени?

Гораций Слизнорт, второй блестящий специалист в области зельеварения, преподающий у младших курсов, дня два назад отпросился у Дамблдора по каким-то своим чрезвычайным обстоятельствам и должен был вернуться в Хогвартс только во вторник утром.

— Его изготовил твой новенький слизеринец, Крис Ларсен, — сообщила Помфри.

Она ясно почувствовала, как напрягся от ее слов зельевар и как вокруг будто наэлектризовался воздух.

— Что ты сказала? — тихо переспросил Мастер зелий.

— Ты прекрасно меня услышал, — недовольно сказала колдомедик, наблюдая, с какой брезгливостью ее пациент осматривает находящийся в руке флакон.

— Как ты допустила это, женщина?! — рыкнул Снейп. — Как Дамблдор допустил это?!

Он яростно заскрипел зубами.

— Зелье сварено идеально, ты и сам прекрасно об этом знаешь, поэтому не кричи на меня! — ответно огрызнулась Поппи. — Не скажи я тебе правды, ты и не узнал бы ничего.

— Допустим, но как Альбусу могло прийти в голову доверить такую сложную работу глупому мальчишке! На моих уроках он постоянно ошибается в приготовлении зелий!

О неплохих теоретических знаниях Ларсена Северус предпочел промолчать, не желая придавать им большого значения.

Помфри не выдержала:

— Прекрати орать и послушай! Возможно, Кристофер и мальчишка, возможно, он и действовал по наставлению Дамблдора, в чем, впрочем, я сомневаюсь.

Пауза. Глубокий вдох, чтобы успокоиться. И вновь ответ на немой вопрос собеседника.

— Достаточно лишь посмотреть на Криса, чтобы понять: он искренне переживал за тебя и все его действия носили добровольный характер. Зная Альбуса, он, вероятнее всего, лишь поддержал порыв мальчика помочь тебе.

— Чушь.

Голос зельевара звучал озадаченно и настороженно.

— Ты просто не видел выражения его лица. Уж не знаю, чем конкретно ты восхищаешь этого ребенка, но на твоем месте я бы ценила подобное отношение, особенно, достанься мне такой отвратительный характер, как у тебя.

Бледное лицо профессора приняло отстраненное выражение. Он совершенно не заметил, как Поппи покинула его, оставив наедине с терзающими разум мыслями.

Новенький вызывал у него слишком много вопросов. И это не могло не раздражать.

Продолжение в комментариях!

@темы: Просто быть рядом

URL
Комментарии
2014-05-23 в 10:48 

FluffyDu
Продолжение

URL
2014-05-23 в 13:54 

brekikex
Спасибо.

2014-05-24 в 00:54 

**yana**
нервный пофигист
Спасибо большое за продолжение! :inlove::inlove::inlove:

2014-10-07 в 23:20 

Katana Snape
прода! прода!

2014-10-07 в 23:20 

Katana Snape
прода! прода!

2014-10-08 в 11:12 

Dena_Shinobi
Глюки уходят и приходят. Настоящие друзья остаются. Если "настоящий друг" ушел, значит он тоже был глюком.
Katana Snape
Глава готова, сейчас она у беты)

   

~In Blood Only~

главная