Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:59 

Просто быть рядом! Глава 3. Столкновение.

FluffyDu
Просто быть рядом

Автор: Шиноби Скрытого Листа aka Delfy
Бета: Saske Uchiha
Гамма: FluffyDu
Рейтинг: R
Размер: Макси
Персонажи: Гарри Поттер, Северус Снейп, Альбус Дамблдор, Рон Уизли, Гермиона Грейнджер и др.
Жанр: Драма, Ангст, Приключения
Дисклеймер: Персонажи принадлежат Дж. К. Роулинг.
Разрешение: Только с согласия автора
Саммари: Севитус. Просто быть рядом - просто слова, мало кто задумывается над их смыслом, заглянув глубоко в себя. Можно поддерживать, уважать, любить, просто находясь рядом. Именно такое решение принимает Гарри в тяжелой для себя ситуации, ему хочется просто быть рядом с человеком, который ему дорог, даже если тот не понимает и не принимает его самого.

www.diary.ru/~FluffyDu/p132919088.htm
www.diary.ru/~FluffyDu/p149000168.htm

Глава 3. Столкновение.

– Крис, сходи, пожалуйста, в магазин!..
– Крис, помоги отнести вещи на чердак!..
– Похоже, телевизор сломался. Кристофер, ты не посмотришь?..
– Крис, вставай! Завтрак на столе, работа не ждет!
Открыв глаза, Гарри разочарованно вздохнул и неохотно откинул одеяло.
Едва мальчик приступил к обязанностям почтальона, миссис Фигг не только стала будить его по утрам, но и почти каждый день не обходился без ее поручений относительно домашнего хозяйства. Похоже, появление нежданного гостя в доме старушки все-таки не было ей в тягость, как могло показаться вначале. Она решила обернуть пребывание юноши под своей крышей себе на пользу, и это касалось не одних лишь хозяйственных хлопот. Поговорить миссис Фигг также любила, чего нельзя было сказать о Гарри. Единственная тема, сумевшая привлечь внимание мальчика, полностью посвящалась новостям о Волдеморте и о том, что творится в мире волшебников и магглов. Поначалу Фигг удивила вспышка неожиданного интереса обычно неразговорчивого Гарри, но она быстро нашла оправдание подобному поведению. Все люди испытывают чувство страха. И этот мальчик не исключение. Пусть он и иностранный студент, но о черной деятельности Того-Кого-Нельзя-Называть знает достаточно хорошо, чтобы представить возможное ужасающее будущее магов, выступающих против Пожирателей смерти и их предводителя, и тем более магглов, так презираемых Волдемортом. Она с радостью поделится с ним известными ей новостями.
Выслушивая пояснения Фигг, Гарри испытывал смешанные чувства. С одной стороны, Министерство нашло в себе силы признать факт возвращения Волдеморта, перестали высмеивать его двойника (как же странно это слышать!), но с другой, они до сих пор не сняли запрет на использование волшебства несовершеннолетними на территории магглов без присутствия взрослых! Разве не ясно, что если Пожиратели захотят напасть на какого-нибудь магглорожденного ребенка-волшебника, то вряд ли дождутся момента, когда возле него окажется взрослый! Глупо! А эти их брошюры со смехотворными инструкциями защиты от последователей Волдеморта…в них вообще ничего полезного нет! А магглы… Что будет с магглами?!
Рабочие будни протекали для Гарри на удивление спокойно. Былая неуверенность покинула его, уступив место точности и хладнокровию. По окончанию короткого испытательного срока, юноша получил первый аванс, чему был несказанно рад. Странно, вроде еще вчера он с грохотом падал с неустойчивого велосипеда, в кровь разбивая локти и коленки, а сейчас остался позади июль и постепенно подходит к концу август, но по-прежнему каждое утро Гарри совершает круг на велосипеде по улицам Литтл-Уиннинга, развозя газеты. Конфликтов больше не возникало, хотя в самый первый рабочий день он, благодаря страдающей бессонницей тете Петунье, едва избежал разборок. А все из-за не слишком удачного броска. Злосчастная газета упала не на лестницу, как должна была, а угодила прямо в новые, любовно выращенные миссис Дурсль гладиолусы, и это видела тетка! Естественно, она разыграла из-за случайной ошибки целую драму, поэтому мальчик благополучно смылся прежде, чем тетя Петунья и выбежавший на вопли жены дядя Вернон успели рассмотреть и выудить из него имя и фамилию для слезливых жалоб в почтовый отдел на безответственных газетчиков.
Избавившись от последней газеты, Гарри возвращался в отдел и помогал сортировать письма для отправки в другие города и страны, цепляясь за любую возможность положить лишний фунт в карман. Иногда на это уходило несколько часов, а порой не хватало и половины дня, чтобы со всем разобраться. Дальше его путь лежал либо в магазин за продуктами, либо домой к миссис Фигг. С замиранием сердца он ожидал списка учебников, боясь не получить вовремя зарплату, однако каждый раз мальчика ждало разочарование.
Отставив велосипед, Гарри поднялся по ступенькам крыльца, еще оттуда услыхав приглушенный гул голосов вперемешку со вспышками чьего-то смеха. Миссис Фигг явно не стала бы так смеяться, находясь в полном одиночестве. Неужто к ней заглянул кто-то из подруг? Осторожно постучавшись и открыв дверь, Гарри остолбенело замер на пороге.
– Кристофер, мой мальчик, – Дамблдор приветливо кивнул ему с дивана, – а мы уже тебя заждались.– Он подвинулся, освобождая место рядом с собой. – Не составишь ли нам компанию? Честно признаюсь, я один не справлюсь со всеми сладостями миссис Фигг.
– Право же, Альбус, – притворно возмутилась старушка. – Не так много я и приготовила, считайте почти ничего. Знала бы я заранее о вашем визите, вот тогда…
– …вы закормили бы меня до смерти.
Оба рассмеялись. Гарри едва удержался, чтобы не закатить глаза, вместо этого он чуть улыбнулся и покачал головой.
Он по-прежнему не замечал разницы между своим миром и этим. Даже директор тут в точности повторяет слова и жесты Дамблдора, которого мальчик знал с детства. Ему говорили, будто магия нынешней реальности развита слабее, чем в его, однако Гарри мучили сомнения. Он только сегодня думал написать Дамблдору письмо и спросить, почему так сильно задерживается список литературы, но директор опередил, появившись в доме Фигг лично. Неужели он может применять легилименцию на расстоянии? И если да, то какого черта у Гарри такой слабый ментальный блок? Или же все сводится к простому совпадению?
Мальчик наконец присел рядом с Дамблдором и налил себе чаю в пустую чашку, явно свидетельствующую о том, что его ждали.
– Ну, как проходят трудовые будни? – спросил директор, поворачиваясь к Гарри. – Арабелла любезно мне все рассказала.
– Все хорошо, сэр, – ответил юноша, избегая пристального взгляда пожилого волшебника, пронизывающего его насквозь. Внезапно ему сделалось не по себе. – Сначала у меня возникали некоторые сложности, но все быстро разрешилось во время практики.
– Я очень рад слышать это, Крис.
– Я же говорила вам, Альбус – Кристофер замечательный мальчик, – миссис Фигг с восхищением посмотрела на Гарри, и тот почувствовал, как зарделся. – Он никогда не отказывает мне в помощи, не позволяет себе грубить и не слушаться. Идеальное воспитание!
«Еще бы…» - подумалось Гарри.
– Впрочем, у него есть один серьезный недостаток, который, я боюсь, может в будущем причинить ему огромный вред, – Фигг сделала паузу, чтобы отпить немного чаю, и продолжила, делая вид, что не замечает подозрительного взгляда Гарри: ¬
– Он ужасно завистливый.
От подобного заявления мальчик закашлялся, подавившись чаем.
– Что вы такое говорите, миссис Фигг? Почему вы считаете меня завистливым? – чуть раздраженно поинтересовался он.
– А ты считаешь, будто я не права?
– Конечно, нет!
– Ты с самого первого дня показал мне, насколько сильная у тебя зависть, – упорствовала старушка.
Директор с интересном наблюдал их спор, не торопясь вмешиваться.
– Каким же образом?
– Ты завидовал Гарри Поттеру.
– Кому?! – мальчику показалось, что он ослышался.
– Мальчику-Который-Выжил! – повторила миссис Фигг, глядя на Гарри со странной смесью неодобрения и сочувствия. – Помнишь день, когда я предложила познакомиться с Гарри Поттером? У тебя такое лицо было. Я сразу все поняла, мой дорогой!
«Чушь! Ничего вы не поняли! – хотелось крикнуть юноше, однако он упорно подавлял в себе нарастающее раздражение. – Я не могу завидовать…себе!»
– Я…
– Не стоит завидовать Гарри Поттеру, милый, – хозяйка дома не дала ему и слова вставить. – Мальчика наоборот надо пожалеть. Представь только…
Не слушать. Лживой жалостью пропитанные слова давно перестали достигать цели – достаточно лишь отгородиться, заперев чувства на замок, ключом от которых стала цена победы. Неправильной, ненастоящей победы – верят выигравшим, а он просто инструмент. Забудут, выбросив из памяти как ненужную сломанную вещь, едва Гарри позволит себе оступиться. А что вместо? Жизнь под колпаком, если сумел доказать превосходство над судьбой: не принадлежа себе, весь раскрытый нараспашку чужому любопытству.
И смерть не станет поводом для скорби и печали, лишь для показушного возмущения. Вот и вся жалость. Отодвинув завесу, можно найти одну пустоту. Играя на сцене, радуешь глаз, а уйдя, превращаешься в ничто. Зрители не помнят актера по имени, они помнят только удачные роли, и если актера затмил более успешный артист, память о нем выбросят как ненужный мусор. Не стоит злиться: двуличность не заслуживает гнева, поставить защиту и избавиться от него, вот что нужно сделать.
Сейчас тоже не помешало бы воспользоваться ею, тем более…здесь Дамблдор…не его Дамблдор. Очистить сознание…очистить сознание.
– Арабелла, – директор Хогвартса отрицательно покачал головой, призывая ее прекратить поучать Гарри.
– Но, Альбус, Крис должен понять, – старушка беспомощно всплеснула руками.
– Думаю, ты достаточно четко ему все разъяснила и теперь он сожалеет об этом, верно, Кристофер?
– Да, сэр…
– Очень хорошо. Арабелла, дорогая, позволь мне поговорить с мальчиком наедине. Его родители попросили меня побеседовать с ним до школы.
– Конечно! Я как раз хотела покормить кошек и проверить, как там супчик. Вы уверены, что не сможете остаться на обед, Альбус?
– Увы, обязанности директора никто не отменял, – виновато развел руками Дамблдор.
Пожилая женщина понимающе кивнула и покинула комнату, оставив Гарри и Дамблдора вдвоем.
Директор тотчас же поставил на дверь заглушающие чары и развернулся к мальчику, без особого интереса наблюдающему за процессом.
– Не сердись на миссис Фигг, Гарри, – начал разговор Дамблдор ласковым тоном. – Она не хотела обидеть тебя.
– Я понимаю, сэр. Она ведь не знает, что я и есть Гарри Поттер, – на миг Гарри представилась реакция Фигг, если она вдруг узнает правду.
– Арабелла бы сильно удивилась, – улыбнулся Дамблдор.
– Пожалуй…
Он не понимал, смеяться ему в этом случае или лезть на стену и отшвыриваться проклятиями. Миссис Фигг являлась фанаткой Гарри Поттера, а юноша не принимал подобного к себе отношения, считая его незаслуженным.
– Как ты, мальчик мой?
Гарри недоуменно поднял взгляд на директора.
– Вы уже спрашивали, профессор… Зелье исправно пью, миссис Фигг помогаю, с работой освоил…
– Я интересуюсь не жизнью Криса, – перебил его Дамблдор голосом, не терпящим возражений. – Я спрашиваю о твоей жизни, Гарри.
– Зачем вам это, сэр? – щемящая тоска, сидящая внутри, грозилась вырваться наружу, затмив образовавшуюся благодаря ментальному блоку пустоту, и напомнить о мире, о котором хотелось забыть, о доме, куда уже нельзя вернуться. – Вы знакомы со мной от силы день.
Директор вздохнул. Похоже, он ожидал того, что юноша не пойдет с ним на контакт.
– Ошибаешься. Альбус много рассказывал о тебе, и я имею большее представление о твоей жизни, чем ты думаешь...
– Как вам будет угодно.
Тишина замерла между двумя сидящими на диване волшебниками. Гарри, первым почувствовав гнетущее давление, встал и отошел к открытому окну, вдыхая аромат растущих в саду миссис Фигг цветов.
Абсурдность разговора была налицо, ведь как ни старайся, посторонним людям не понять всей глубины чувств незнакомого человека. Сколько ни притворяйся, невозможно обмануть того, кого не знаешь. Истина таилась в знании, а знание оказалось смутным и построенным на чужих словах, да собственных домыслах. Тем не менее, ощущение неправильности не покидало юношу.
– Я принес список литературы на шестой курс. – Весело проговорил Дамблдор, будто и не было этого удушливого затишья. – Пожалуйста, взгляни. Мне бы хотелось, чтобы ты взял те же предметы, что и твой двойник.
Гарри молча приблизился и протянул руку за списком.
– Он хотел поступать в школу Авроров? – спросил юноша, пробежавшись глазами по указанным в нем книгам. – Но я не собираюсь становиться аврором! Мне борьбы с Волдемортом выше крыши хватило, а ведь придется начинать все сначала!
– Насколько я помню из рассказов Альбуса, ты планировал после окончания школы остаться в Хогвартсе и напроситься в ученики к профессору по ЗОТИ, чтобы в дальнейшем и самому преподавать защиту? Для осуществления твоих идей тебе нужен такой же перечень обязательных предметов.
– Но я хочу посещать не только обязательные для школы Авроров предметы, – раздраженно произнес Гарри, еще раз сверяясь с литературой.
– Пока ты играешь роль Криса Ларсена, ты можешь посещать те дополнительные занятия, какие посчитаешь нужным, однако как Гарри Поттеру, тебе придется бросить их изучение в дальнейшем. Мне жаль, но это необходимо для нашего плана, иначе тебя раскроют так быстро, что мы не успеем опомниться.
– Вы правы. Хорошо. – На миг мальчик замолчал, обдумывая что-то, а потом заговорил вновь:
– А покупки учебников мне оплатит специальный фонд Хогвартса?
– С чего ты взял? – удивленно поинтересовался директор.
– Видите ли, несмотря на мою подработку, мне не хватит денег на все покупки, ведь помимо книг необходимо купить много чего другого, вы же знаете. Возможно, я и нагло веду себя, но за один месяц тяжело заработать деньги несерьезной работой.
– Так вот зачем ты начал подрабатывать! А мне казалось… Мальчик мой, не нужен тебе никакой специальный фонд! У тебя есть тут деньги.
– Я не буду пользоваться деньгами своего двойника, профессор, – бросил Гарри, расхаживая по комнате. – Это грязные деньги! Мало того, что я не смогу спасти его от смерти, так еще и должен буду распоряжаться его имуществом. Ну уж нет. Кроме того, он пока не умер.
– Ты меня не понял, Гарри, я имею в виду твои деньги. Постой, я разве не говорил тебе?
– Говорили о чем, сэр? – юноша подозрительно уставился на пожилого волшебника.
– Альбус передал мне твои деньги, мой мальчик, и я открыл счет в банке Гринготтс на твое имя, вернее на имя Криса Ларсена.
– Я ничего об этом не знаю. Да и как вы могли забрать мои деньги у своего двойника, если Зеркало Судьбы разбилось сразу же, как только я пересек границу вашей реальности?
– Мы не были до конца уверенны в твоем согласии на наше предложение, – Дамблдор вздохнул, – поэтому мой двойник заранее забрал твои сбережения из банка и передал мне, пока ты собирал вещи.
Медленно кивая, Гарри забрал протянутый ему ключ от сейфа и спрятал в карман. В голове юноши царил полный кавардак, которому не являлся помехой даже хорошо укрепленный ментальный блок.
А как же подработка? Все те усилия, прикладываемые им, дабы достичь высших результатов?..
– Не считай, будто зря потратил время, мой мальчик. Тебе необходимо было отвлечься от…тяжелых воспоминаний, – похоже, смятение Гарри отразилось на его лице, раз Дамблдор заговорил об этом. – А старика прости. В старости память стала совсем никудышной, зато хранящей воспоминания о таких мелочах, как неудачно съеденная конфетка Берти Боттс.
С трудом верилось в забывчивость директора.
– Вам известно что-нибудь о действиях Волдеморта? – решил он сменить тему.
– Не слишком много, – грустно ответил пожилой маг. – Том подозрителен и не спешит делиться планами со сторонниками даже из близкого окружения. Пожиратели могут атаковать в любой момент – наши люди практически не готовы. Такова цена трусости Фаджа.
– Министерство все равно будет действовать против нас, – презрительно заметил Гарри.
– Что бы ни случилось, нашей главной задачей становится выигрыш в новой войне, – директор устало помассировал виски.
– Почему Фадж до сих пор не покинул пост министра? Люди простили его страшный промах?!
Гарри много раз обсуждал Корнелиуса Фаджа и работу министерства в целом со своим Дамблдором, однако имя до сих пор больно резало слух, вынуждая вновь и вновь содрогаться от отвращения.
– Началась война, мой мальчик, на новые выборы нет времени. Министерство также как и мы собирается действовать, дабы оправдаться в глазах людей.
– Ничего хорошего из этого не выйдет.
– Все образуется, Гарри, вот увидишь. Ты надеешься, а значит, не сдашься до конца.
Заболела голова. Эмоции стремились вырваться наружу, нещадно колотя по ментальному барьеру, держать защиту становилось все сложнее.
– Мне нужно возвращаться в Хогвартс, но прежде, возьми это… – подойдя к юноше директор вложил в его ладони фантик от какой-то маггловской конфеты.
– Порт-ключ?.. – понимание после секундного замешательства.
– Верно. Наступают трудные времена, и неизвестно, когда нам следует ждать нападения Пожирателей смерти, поэтому носи его постоянно с собой, где бы ты ни находился. Все силы Ордена будут уходить на защиту нашего Гарри, и тебе некому будет помочь в случае опасности.
Какое-то время мальчик изучал фантик со странным названием «Мишка Тедди», затем убрал в тот же карман, что и ключ от сейфа.
– Я понимаю, профессор.
Он поднял глаза на Дамблдора чуть ли не впервые за их встречу и натолкнулся на ответный всевидящий взгляд. Долгое время они смотрели друг на друга, проверяя друг друга на прочность.
– Ты превосходно владеешь окклюмецией, – сообщил старый волшебник, прерывая контакт.
– У меня был хороший…отличный учитель, – Гарри тяжело дышал, будто пробежав скоростную дистанцию.
– Ну что ж… мне пора.
Дамблдор неторопливо направился к двери, доставая волшебную палочку и снимая заглушающие чары.
Гарри смотрел ему вслед, и вдруг что-то оборвалось внутри. Жгучее ощущение одиночества и стремление поделиться хоть чем-то, ведь Дамблдор, несмотря ни на что заботился о нем.
– …мне лучше, профессор, – шепот сорвался с пересохших губ. Никакой уверенности, что его услышат.
– Я рад, Гарри…

***

Напряжение, царящее в Косом переулке, трудно было не заметить. Еще в Дырявом котле, стоило Гарри выбраться из камина, он уловил на себе затравленные взгляды. Мальчик спешно покинул паб, ни на секунду не оставаясь без пристального внимания испуганных людей.
Медленно бредя вдоль магазинов, юноша изумленно оглядывался по сторонам. Он помнил, как первый раз попал сюда, окунаясь в чудесную магическую атмосферу, как с интересом рассматривал проходящих мимо волшебников в чудных мантиях и яркие витрины магазинов. А что сейчас? Волшебники по-прежнему проходили мимо, однако выглядели потерянными и обреченными, постоянно озираясь вокруг. Бдительные родители как можно ближе прижимали к себе детей.
А магазины? Гарри не мог поверить, что страхи людей сотворят такие метаморфозы. Расположенные по обеим сторонам вдоль каменистой дороги домики стали блеклыми и неброскими, словно близнецы. Огромные вывески больше не возвышались над витринами, привлекая покупателей, а с некоторых витрин впридачу к этому убрали еще и весь товар. Отличить магазины от обычных жилых домов можно было лишь по табличке «Открыто», повешенной на двери.
Липкий холод внезапно закрался под футболку, закрывая собой теплые лучи знойного летнего солнца. Значит, вот как все происходит. Магглы пребывают в счастливом неведении, а у волшебного мира подкашиваются коленки от страха. Он будто сухой лист на ветру. Немного подуть, и жизнь окончательно оборвется. Главное оружие Волдеморта работало на славу – люди боялись, ожидая самого худшего. Эффективнее не бывает, ведь страх главный союзник войны, он делает жертву беззащитной, не способной к сопротивлению или побегу.
Взяв немного денег из своего хранилища в Гринготтсе, Гарри пробежался глазами по списку необходимых учебников, ингредиентов и прочих необходимых принадлежностей и отправился в ближайший книжный.
Несмотря на предпоследний день августа, чуть ли не весь магазин был забит недовольными, стоящими в длинной очереди покупателями: в основном учениками Хогвартса и их родителями. Они шумно выкрикивали что-то продавцу, едва-едва успевавшему обслуживать клиентов. Глубоко вздохнув, мальчик набрал предназначенные для шестого курса книги и встал последним в этой непривычной очереди. Интересно, это тоже из-за Волдеморта? Обычно покупки совершались еще в конце июля – начале августа. Это он долго тянул – никак не мог вырваться с работы. А остальные? Что произошло такого, раз студенты школы волшебников откладывали поход за учебниками чуть ли не до последнего дня? Ему было над чем поломать голову, пока вереница обозленных магов двигалась вперед, а когда наконец мальчик дождался, он быстро оплатил покупки и, попросив доставить книги в дом миссис Фигг, отправился дальше.
Следующей на повестке дня стояла аптека, где Гарри накупил различных ингредиентов для зелий.
Оставалось сходить в магазин мадам Малкин и приобрести запасную школьную мантию – для нового тела его прежняя была несколько узковата по бокам. Потом лучше всего было вернуться на Тисовую улицу к миссис Фигг и начать изучать учебники, дабы иметь представление о программе шестого курса. Особое внимание следовало уделить, естественно, высшей трансфигурации и высшим зельям. Подойдя к магазину, мальчик уже собрался открыть дверь, как та внезапно отворилась сама, и оттуда выбежала хозяйка магазина. Не замечая удивленного Гарри, она захлопнула дверь, намереваясь запереть ее на ключ.
– Вы уже закрываетесь?! – недоуменно спросил Гарри, уставившись на часы. – Но ведь сейчас только полдень.
– Мальчик, мой график работы с утра до полудня, поэтому прекрати возмущаться, – раздраженно бросила ему мадам Малкин, возясь с замком.
– Но раньше вы работали до вечера, – несколько неуверенно проговорил Гарри, силясь вспомнить прежний график ее работы.
– Ты читал последние выпуски Ежедневного Пророка? – смягчившись, поинтересовалась хозяйка.
Юноша покачал головой.
– Много чего случилось за последнее время. Недавно Пожиратели смерти напали на магазин Олливандера и разнесли там все в пух и прах, а самого владельца до сих пор никто не может найти. Почти все считают, что он давно мертв.
Сердце ухнуло куда-то в пятки.
– Вы боитесь, что можете быть следующей… – заключил Гарри.
– Не надо произносить этого! – шикнула на него женщина, испуганно озираясь по сторонам. – Если хочешь купить мантию, приходи завтра утром. А сейчас мне пора.
Она аппарировала прежде, чем он успел опомниться.
Значит, и в самом деле придется вернуться сюда завтра. Гарри не горел желанием вновь очутиться в Косом Переулке и запоминать его унылым и серым. Не хотелось проходить мимо разрушенного магазина Олливандера и знать, что никто больше не зайдет туда и не выберет себе палочку, ту единственную и неповторимую. Интересно, как теперь покупают палочки? Вероятно, заказывают у Григоровича – второго известного мастера волшебных палочек. Через какое-то время никто не вспомнит Олливандера…а еще спустя некоторое время забудется и красота Косого Переулка. Мальчик остановился и бросил взгляд на магазинчик волшебных животных. В прошлом году с витрины на него с любопытством смотрели несколько сов, кошек, крыс, а в этом плотные черные жалюзи отгораживали его от необычных магических существ.
Возможно, если Гарри пройдет чуть дальше, удушающая атмосфера безнадежности испарится? Робкая надежда меркла с каждым шагом, не приносящим никаких перемен. Мрачные люди, однотипные дома, невысказанные страхи. Это было началом медленного конца.
Усталость взяла свое, и прежде, чем вернуться домой, Гарри решил посидеть в кафе-мороженом Флориана Фортескью. Обессилено плюхнувшись на стул, он начал наблюдать за проходившими мимо него волшебниками, ловя себя на мысли, что подсознательно тоже ждет нападения Пожирателей. Страх заразителен, неторопливо разъедая изнутри, надо быстрее выбираться отсюда, пока….
– Я не могу поверить! И они еще называют себя моими братьями! – вдруг послышался до боли знакомый голос.
Гарри застыл, забывая как дышать.
– Успокойся, Рон, ты же знаешь Фреда и Джорджа, – прикрикнула собеседница, видимо недовольная поведением спутника. – Они просто пошутили над тобой, а ты попался как маленький ребенок.
Юноша медленно поднял глаза, несколько раз протер их тыльной стороной ладони, окончательно убеждаясь, что перед ним не мираж, не больное воображение, по прежнему отказываясь верить. Он и не представлял, как громко может стучать сердце, как сильно могут трястись руки. Рон и Гермиона. Его самые близкие друзья. Здесь, в паре шагов от него. Как такое возможно? Гермиона, она же...умерла. Там, в Отделе Тайн, у него на глазах. Он видел ее кончину собственными глазами, и вот она стоит совсем недалеко от него, как ни в чем не бывало. Такая же веселая и непринужденная, словно и не было того кошмара, тех страхов.
– Нет, ну как они могли потребовать с меня плату, причем в двойном размере?! – продолжал возмущаться Рон. – Я их младший брат и в отличие от них не имею собственных денег!
– Научись уже отличать шутки от действительности, Рональд Уизли, – фыркнула Гермиона, изящно убирая пушистые волосы назад. – Кроме того, я считаю, что их шутка пойдет тебе на пользу.
– В смысле?
– Ты все лето маялся ерундой, вместо того, чтобы посвятить свободное время домашним заданиям. А не будешь стараться – не найдешь хорошую работу!
– Я не маялся ерундой! Я занимался очень важным делом!
– Позволь узнать, каким?
– Я готовился к отбору в школьную команду по квиддичу, – сделав важное лицо, заявил его друг.
– Рон, это не серьезно! – укоризненно воскликнула Гермиона.
– Может быть, для тебя и не серьезно, – Рона явно задело неодобрение подруги. – Но я целые дни убивал на то, чтобы усовершенствовать свои навыки вратаря. А ты только учиться и умеешь!
Надо их остановить, пока они окончательно не поругались. И так уже на пределе, даже его не замечают. Мальчик поднялся, желая побыстрее утихомирить горячий нрав друзей, пока не поздно, однако…
– Рон, Гермиона, перестаньте ругаться, – к друзьям неожиданно подошел…двойник Гарри и улыбнулся им. – Вы так шумите, что вас за версту слышно.
Зеленые глаза Гарри широко распахнулись от ужаса представшей перед ним картины.
– Она первая начала! – буркнул Рон, обиженно отворачиваясь от девушки.
Гермиона закатила глаза, но промолчала. Она ответно улыбнулась двойнику:
– И как тебе магазин Фреда и Джорджа?
– Он великолепен! Единственный, бросающийся в глаза во всем Косом Переулке…
Казалось, Гарри оглох. Он видел шевелящиеся губы двойника, и как что-то весело отвечает Гермиона, но не слышал ни слова и не жаждал слышать. Что происходит? Почему с ними разговаривает самозванец?! Ведь вот он, Гарри, стоит совсем рядом, почему они не замечают? Неконтролируемая дрожь сотрясала тело. Когда Гермиона и Рон вместе с двойником собрались уходить, он хотел крикнуть и остановить их, открыть глаза на самозванца, но что-то останавливало его, не давая осуществить задуманное. Он потерянно провожал их, не решаясь пошевелиться. А когда они скрылись за поворотом, юный волшебник сорвался с места и, не разбирая дороги, помчался к Дырявому Котлу, провожаемый недоуменными взглядами прохожих.

Как такое могло быть? Они вели себя так, словно не знают его, как будто он чужой! Щелчок, напоминающий треск раздался в голове. И какого черта здесь делал второй Гарри Поттер? Почему он так быстро втерся им в доверие? Неужто Гермиона не разгадала коварный план этого… Снова треск. Гарри почувствовал, как засосало под ложечкой, неожиданно осознавая, что не двойник на самом деле самозванец, а он сам.
Мальчик не помнил, как добрался до дома миссис Фигг, не слышал, как звала его хозяйка, не знал, куда бежит и зачем. Сейчас ничто не имело значение. Зияющую рану в груди нельзя было вылечить, и скоро он умрет, лишившись жизни.
Ментальный блок окончательно разбился, разлетаясь на мелкие стеклянные куски. Слезы тут же потекли из глаз, охлаждая нагретые солнцем щеки. С самого начала Гарри отрицал происходящее, придумав кучу отговорок и оправданий тому или иному происшествию, происходящему с ним. Кровавые события в Отделе Тайн и странное предложение двух директоров Хогвартса объяснялись обычным глупым сном, временное жилье у миссис Фигг – командировкой отца и невозможностью взять его с собой. Он никогда не видел своего двойника до случая в Косом Переулке, поэтому выдумывать неправду, исключая правду, не составляло труда. Первый надлом сознания случился с ним в последний приход Дамблдора, когда пожилой волшебник напрямую заговорил об этом мире, о двойнике Гарри. Мальчик старательно удерживал ментальную защиту, лишая себя эмоций и связанных с ними переживаний. Поединок был долгим, но Гарри вышел из него победителем, продолжая обманываться. Все прекратилось в короткий миг, стоило ему увидеть возле Рона и Гермионы настоящего Гарри Поттера этой реальности. Странное и неприятное чувство обуяло его в тот момент: он смотрел на себя со стороны, абсолютно уверенный в том, что это не он, а близкие друзья, смеющиеся возле двойника…вовсе не его лучшие друзья. Он абсолютно одинок в чертовом мире, куда отправили его Дамблдоры. Никому нет дела до него, потому что он лишь копия, существующий отголосок истинного Гарри Поттера.
Кто-то посигналил сбоку, однако юноша не заметил.
Он чувствовал себя загнанным в ловушку, будто лабораторная крыса, оставленная в середине лабиринта. Тыкаясь носом в углы, ведомое инстинктом животное блуждало по одинаковым коридорам в поисках выхода и заветного кусочка сыра, не замечая, что с каждым шагом все дальше и дальше уходило прочь. Выход был за другим поворотом, но как крыса могла об этом знать? Терпя одну неудачу за другой, зверек возвращался к исходной точке, и рано или поздно добирался до нужного поворота или…оставался петлять по мрачному лабиринту до конца своих дней. А что ждет Гарри? Найдет ли он выход из возникшей ситуации или же пойдет ко дну, неправильно свернув на очередной развилке и загоняя себя в ловушку.
Жгучее одиночество. Безысходность. Переживания.
Здесь его нет и в другом мире его нет. Так где же он есть? Кто или что он такое?
– Нет!
Громкий надрывный крик ударил по ушам, прерывая ход невеселых мыслей. Гарри поднял голову, скользнув взглядом по совершенно незнакомому парку, окунувшемуся в сгущающуюся темноту наступающей ночи.
– Умоляю вас!
Как ужаленный, юноша вскочил с лавочки, тут же ощутив всю прелесть затекших от длительного сидения ног.
– Нет! Не надо!!!
Присутствие магии было настолько сильным, что становилось ясно – его и не пытались скрывать. Сосредоточившись, даже маггл до мозга костей, такой как Дурсли, мог уловить ауру волшебника неподалеку.
Ледяные оковы сжали внутренности.
Такое пренебрежение магическим законам свойственно лишь…Пожирателям смерти.
Сорвавшись с места, Гарри побежал туда, откуда слышались душераздирающие вопли. Поздний прохладный вечер давно отправил всех возможных свидетелей происходящего по домам, облегчая задачу избежать огромного количества жертв.
Он свернул с мозаичной каменной дорожки аллеи, буквально влетая в лесную часть парка.
А лучше, если смертей не будет вообще. Он устал…устал быть виноватым. Мальчиком-Победившим-Того-Кого-Нельзя-Называть, игнорируя его попытки списать все на простое стечение обстоятельств. Радость победе затмевала военные потери, восхваляя лишь юного волшебника. Но его память никто не стирал, и именно поэтому он помнил всех тех, кого не сумел спасти, кто погиб из-за глупого пунктика "спасителя". Боязнь не справиться, не успеть помочь никуда не делась и сейчас, когда на кону стояла жизнь несчастных магглов, попавших под руку Пожирателям смерти
Не заметив торчавший из-под земли корень, мальчик споткнулся сильно ударившись о твердую почву.
А ведь если подумать, ему снова повезло. Гарри вдруг понял: сложись обстоятельства несколько иначе, темные маги выбрали бы его для своих развлечений. Слом ментального блока сделал юношу беззащитным и открытым для любого нападения. Он с головой ушел в проблемы, не замечая творившегося вокруг. Память услужливо кидала ему различные картины: вот мимо проходит какая-то влюбленная парочка, удивленно разглядывая плачущего на скамейке мальчишку, пожилая женщина с тяжелыми сумками в руках пытается выведать у него, что произошло, но в конце концов сдается, осознавая бесполезность своих стараний, выскочившая из-за поворота машина едва не сбивает невесть откуда очутившегося на дороге подростка. Слезы затуманили не только глаза…
Черт возьми…
Гарри всегда боялся смерти. Каждый человек, даже не признавая этого, боится умереть. Но у всех страхи разные. Кто-то боится умереть, не успев чего-то совершить при жизни, кто-то боится не узнать чего-то нового и сокровенного, будучи живым. Для кого-то страшна мучительная смерть. Юноша тоже ее боялся. И тогда, в Отделе Тайн, и сейчас, ощущая присутствие Пожирателей смерти поблизости. Однако он все бы отдал за то, чтобы прислужники Волдеморта наткнулись на него, а не на тех людей. И раз этого не произошло, он должен…обязан помочь им.
Поднявшись, Гарри продолжил путь и вскоре добежал до места, где собрались темные маги и их жертвы. Он быстро спрятался в ближайший неприметный куст, не упуская из виду происходящее перед ним.
Легкого шороха веток темные маги, похоже, не заметили. Восемь человек в одинаковых черных плащах и масках собрались в тесный круг, сжимая в кольце четырех до смерти перепуганных подростков. Они ревели, молили отпустить их, пятились назад, однако Пожиратели смерти и не думали позволить жертвам сбежать, пиная ногами обратно на середину круга и заставляя бояться еще сильнее.
– Пожалуйста…отпустите нас… – захлебываясь слезами простонал один из молодых людей.
Попытка была встречена громким глумливым гоготом безжалостных ублюдков.
– Отпустить?! – насмешливо поинтересовался один из них. – Ты слышал, Нотт, эти тупые магглы думают, что нас можно разжалобить подобными сопливыми просьбами!
– Ну, так проучи их, Эйвери, – лениво отозвался другой. – Ты же хорошо владеешь преподавательскими навыками, разве я не прав?
– Несомненно, – пауза, взмах палочки. – Круцио!
Гарри заткнул уши и закрыл глаза, раскачиваясь туда сюда на коленях, стараясь думать о чем-то постороннем. Нужно немедленно связаться с Дамблдором или с кем-то из Ордена! Они обязаны знать, как поступить в нынешней ситуации!
Открыв глаза, мальчик вздрогнул, увидев эффект режущего проклятия, раздирающего одежду на мечущихся по траве ребятах. Незавершенный Круциатус и сразу же второе мучительное проклятье…и еще…и еще… А затем кто-то из последователей Волдеморта ударил одного из скулящих мальчишек ногой по носу. Хруст сломанной кости, и вот, во всю веселясь, сорвавшиеся с цепи безумцы избивают орущих, не перестающих молить о пощаде жертв. Гарри не знал, как поступить. Он ощущал запах крови и запах грязи, ему знакомо было чувство униженности и покорности, желание вытерпеть все, лишь бы остаться в живых. Но вытерпеть казалось невозможным. Грады проклятий и ударов, многочисленные переломы. Его тело вспоминало это и боялось пошевелиться. Дамблдор предупреждал о невозможности помочь ему в случае необходимости, ибо охранять Гарри Поттера их мира – наиважнейшая задача. Оставалось предпринять что-то самому, но что он сможет сделать против восьмерых агрессивных, жаждущих убийств волшебников? Они сильнее его в несколько раз!
Глухой звук где-то совсем близко. На миг Гарри испугался, решив, что его присутствие обнаружили, однако, присмотревшись, он с ужасом понял: ударилось не проклятие, а…мертвое тело одного из магглов. Крепко, до скрежета сжав зубы, дабы не закричать, Гарри повернулся обратно. Трое покалеченных подростков свернулись на земле, рефлекторно продолжая закрываться от ударов и проклятий, хоть Пожиратели смерти и сделали небольшой перерыв. Они ухмылялись в сторону беспомощных людишек, один не постеснялся плюнуть в вызывающего у него чувство отвращения мальчишку.
Все повторялось. Животное безумие. Тошнотворный запах крови. Холодеющее тело рядом. Он опять начинал сходить с ума.
– Все, кончайте развлекаться! – раздался незнакомый женский голос. – Хозяин сказал нам немножко поиграться, а мы уже черт-те сколько разбираемся с этими кусками дерьма!
– Помолчала бы, Хоресс, ты получала удовольствие от этого не меньше нашего! – возмутился Эйвери, снова взмахивая волшебной палочкой, приподнимая одного из обессиленных подростков высоко над собой.
– Она права, надо убить их и валить отсюда! – согласился Нотт.
– Ладно-ладно, – раздраженно бросил темный маг, резко опустив палочку.
Окровавленное тело шмякнулось о землю. Двое остальных ребят дернулись, беззвучно всхлипывая.
– Как убьем их?
– Мучительно, чтобы они до конца молили о смерти…
– Поцелуй дементора – самая худшая смерть, – ухмыляясь, проговорил Нотт.
Остальные одобрительно кивнули.
Дементоры. Ненависть клокотала внутри при виде этих жутких тварей, высасывающих все самые счастливые воспоминания, оставляя тебя наедине со скрытыми в их сознании страхами. Те несчастные умрут, вновь и вновь переживая момент нападения Пожирателей смерти. Нет ничего страшнее беспомощности перед грозящей опасностью, когда погибают товарищи, а в твоих силах только стоять и смотреть. Прибытие дементоров означало возвращение в самые темные и грустные воспоминания - единственным спасением от них будет призыв Патронуса.
Резко потемнело. Гарри выбрался из укрытия, зная, что темнота не позволит кому-либо из темных магов заметить его. Холодящая стужа вынудила тело содрогаться, кожа начала покрываться мурашками.
– Проследите, чтобы дементоры выполнили свою работу! А мы доложим Темному Лорду обстановку!
– Что? Какого?..
Хлопок аппарации и грязные ругательства оставшихся Пожирателей смерти.
Теперь врагов стало меньше, шансы потихоньку уравнивались, если не считать высоких фигур в плащах до пят и воронкой вместо рта.
Холод раздирал до костей. Чем ближе подплывали дементоры, тем холоднее становилось внутри. Еще немного и надо будет использовать Патронус. Он должен спасти людей.
– Тебе придется сделать выбор, Гарри…
Они совсем близко. Воспоминания всплывали перед глазами: те самые, от которых хотелось отгородиться.
– Только ты можешь облегчить ее участь…
Тихий голос в голове, но от этого еще более зловещий. Он смеялся над ним и его беспомощностью.
Все, хватит! Невыносимо! Еще немного, и его поглотит то жуткое воспоминание. Надо сосредоточиться на самом светлом.
– Люмос! – призвав свет на кончик волшебной палочки, Гарри увидел их: парящих в нескольких футах от него дементоров, около десяти черных, внушающих страх, фигур.
– Экспекто патронум! – крикнул он, направляя палочку на них.
Бесполезная вспышка – все, что смог юный маг.
Собственный голос слышался где-то в отдалении, будто он окунулся в леденящую воду, а звуки оставил на поверхности. Гарри никак не мог взять себя в руки, ибо память о тех страшных событиях была еще свежа.
– Экспекто патронум! – повторил юноша попытку, невольно отступая от приближавшихся к нему дементоров.
Из палочки наконец-то вырвался патронус. Огромная серебристая змея плавно и быстро поползла к врагам, изящно обвиваясь вокруг них и излучая ярчайший белый свет. Пронзительный, леденящий душу вопль, и дементоры стремительно начали отступать, подгоняемые назойливой змеей.
Гарри облегченно вздохнул. Еще чуть-чуть, и он не сумел бы сосредоточиться и вызвать патронуса. Теперь призываемый защитник совсем другой, и Гарри прекрасно знал, с чем связана эта разительная перемена в его сердце.
– Поттер!
Он удивленно повернулся и, едва увернувшись от летящего в него проклятия, спрятался за ближайшее дерево. Он так сосредоточился на изгнании дементоров, что совершенно не обратил внимания на вернувшиеся на небо звезды. Темные очертания показались вновь. Гарри мог видеть. И его могли видеть.
– Это не Поттер!
– Но это же был патронус! И мальчишка его лет!
– У Поттера другой патронус, дубина! Забыл, что Темный Лорд говорил нам?!
– Его все равно надо убить!
Осторожно выглянув из-за дерева, Гарри заметил приближающихся к нему последователей Волдеморта. Один заходил слева и три справа. Недолго думая, Гарри указал волшебной палочкой на троих Пожирателей:
– Экспеллиармус максимо!
Все три палочки вылетели из их рук, а сами они были сильно отброшены назад. Юноша повернулся к оставшемуся врагу.
– Остолбеней!
Фигура в черном плаще застыла и повалилась на землю. У него есть время до того, как они опомнятся, чтобы связать их, вызвать помощь и сбежать. Ему нельзя светиться ни перед аврорами, ни перед Орденом, поэтому скрыться до прибытия более опытных и закаленных в боях магов казалось самым правильным решением.
Новые хлопки застали его в момент, когда Гарри связывал последнего Пожирателя. Учитывая, что помощь еще не была вызвана, вывод о том, кто же это аппарировал, напрашивался сам собой. Быстро покончив с веревками, он спрятался за дерево, надеясь, что они не успели его заметить.
– Подумать только, эти выродки отправились на травлю магглов без меня! – прогремел на всю округу хриплый басистый голос.
– Успокойся, Фенрир! Они, вероятно, просто не нашли тебя, поэтому и не сумели предупредить, - отвечающий ему голос явно казался напуганным.
– Чушь собачья! Я видел их сегодня, но они и словом не обмолвились о вечерней вылазке! Испугались, наверное, что я перепутаю их с маггловскими тварями и сожру.
Лающий смех и злобный рык отдавали опасностью. Гарри вжался в дерево, боясь пошевелиться. Он понимал, кто появился в парке, и это понимание сильно его не устраивало. С Пожирателем справиться несложно, особенно, воспользовавшись элементом неожиданности, однако с оборотнем такой фокус не пройдет, а именно оборотнем и являлось то существо, именуемое себя Фенриром. Разговор между ним и другим прислужником Волдеморта красноречиво наталкивал на печальную мысль. Мало того, что у оборотней более мощная магическая шкура, которую очень тяжело пробить заклинанием, так у них еще и великолепное чутье на магию, на жертву в целом. Во всяком случае, так ему об оборотнях рассказывали отец и Люпин.
Нужно уходить, пока не поздно. Наложив на себя дезиллюминационные чары, Гарри стал отступать. Душа болела, оставляя на растерзание врагов пострадавших магглов, но надежда на то, что Пожиратели купятся на уловку и, позабыв о жертвах, ринутся за ним, все же оставалась, но шанс на успех был ничтожно мал, как и шанс ему победить оборотня и телом и душой в неравной схватке. Он побежал в обратном направлении, в сторону каменной мозаичной дорожки,. Куда бежать? К миссис Фигг? Опасно, она может пострадать или даже погибнуть и опять из-за него, приведшего к ее дому неприятности. Нет, он лучше будет бегать по этому парку, по самым безлюдным улицам, лишь бы не накликать ни на кого беду. Гарри остановился перевести дыхание и огляделся. Не слышалось никаких быстрых шагов, никаких громких разъяренных воплей. Тишина, нарушаемая ночным легким ветром. Интересно, они попались в его ловушку или вначале убили тех магглов? Не хотелось знать ответ на данный вопрос.
Где-то рядом раздался хлопок аппарации, а затем еще и еще. Гарри замер, догадываясь относительно того, кто это был. Пожиратели искали его, видимо, он сильно разозлил их таким неуважением к их сомнительным коллегам.
– Где чертов мальчишка? – прогрохотал один из врагов.
– Поисковые чары показывали сюда, – отозвался другой. – На нем заклинание невидимости: точное место расположения чары не покажут, только примерное. Надо отыскать паршивца!
Гарри наблюдал, как прислужники Волдеморта обходят участки парка, наводя все новые и новые заклинания поиска. Иногда юноше приходилось перебираться с места на место, дабы не выдать себя, а также уклоняться от отменяющих дезиллюминационные чар, насылаемых Пожирателями наугад. Они не раз и не два оказывались чертовски близки к цели. А еще ему не давал покоя один вопрос: где оборотень Фернир? Он остался там и…загрыз таки магглов? Предпочел набить желудок, а не помогать соратникам в его поимке? Острое ощущение тошноты застряло где-то в грудной клетке.
Ситуация заходила в тупик. Необходимо было увести врагов и отделаться от них, избегая ада, накрывшего Поттера около двух месяцев назад. Страх то отступал, позволяя хоть как-то контролировать сомнения, то возвращался вновь, и когда его волна отхлынула, он почувствовал, что ему по силам спастись от преследователей.
Неожиданно что-то тяжелое со всей силы врезалось в него, выбивая дух. Отлетев на несколько метров, Гарри больно ударился спиной о дерево и сполз по корявому стволу вниз.
– Он здесь, придурки! Вы без меня поди и муху на своих рожах не найдете! – откуда-то издалека слышался уже знакомый грубый голос оборотня.
Должно быть, именно он и напал на Гарри, выследив его по магическому следу.
Рука крепче сжала волшебную палочку, готовясь атаковать, вторая зачем-то полезла в карман. Что он там рассчитывал найти? Отец всегда носил с собой мощные взрывчатые зелья на случай побега от недругов, но Гарри так и не перенял привычку отца. Бесполезный фантик – все, что лежало в кармане… Фантик? Порт-ключ! Ситуация не проигрышная, он может выжить, снова избежав смерти. Однако портал еще должен активироваться, но ведь Пожиратели и тем более оборотень не будут ждать.
Невидимые чары оказались сняты. Ужас нарастал с каждым приближением темных магов, окружающих его.
– Какая жалость, что ты не Поттер, мальчишка! – прокаркал один из них. – За поимку Поттера Темным Лордом назначена огромная награда.
Пожалуйста, быстрее…пожалуйста, скорее… На счету каждая секунда.
– Зато мы не смогли бы убить его, а так это нам под силу, – подал голос другой Пожиратель. – Мальчишка не помеха, но уж больно он наглый!
Быстрее…скорее…
Фантик в руке начинал накаляться.
– Сначала поиграемся с ним, а потом отдадим на растерзание Сивому!
– Молодая плоть всегда была мне по вкусу, – снова этот жуткий собако-волчий смех.
Портал, наконец, заработал и Гарри ощутил знакомый, такой долгожданный рывок в области пупка.
– Остановите его! Калтер!
Острая боль пронзила тело. Десятки раскаленных ножей вонзились в тело. Гарри часто задышал, до боли прикусив язык, не желая показывать свою уязвимость мучительными криками. Руки и ноги задергались, охваченные неистовыми судорогами, соленый привкус во рту, на подбородке горячая влага, и Гарри потерял сознание от сильной боли.

@темы: Просто быть рядом

URL
Комментарии
2011-06-22 в 02:06 

rityska
Снесла курочка дедушке яичко. Напрочь.
ужас какой, бедный Гарри =(
спасибо за очередную главу.
с нетерепением буду ждать продолжения =)

2011-06-22 в 03:17 

Shikur
Красота - это состояние души
Ужас.
В смысле очень интересно, но события ужасны. И Гарри так жалко, что хочется плакать.
Спасибо за продолжение

2011-06-22 в 11:26 

Шиноби Скрытого Листа
Глюки уходят и приходят. Настоящие друзья остаются. Если "настоящий друг" ушел, значит он тоже был глюком.
Lady Shikur
:lol:
Не пугайте больше так автора))))
Увидев первое слово, я реально подумала, неужели все настолько так плохо))))
Спасибо, что читаете))))

2011-06-22 в 16:59 

rityska
Снесла курочка дедушке яичко. Напрочь.
Шиноби Скрытого Листа тя тоже сквикнуло на этом слове? xDD :friend:

2011-06-22 в 19:51 

Shikur
Красота - это состояние души
Сорри :lol: Не хотела пугать автора. Это был так сказать вопль души.
Только сейчас поняла как выглядит со стороны :lol:

2011-06-23 в 15:10 

Шиноби Скрытого Листа
Глюки уходят и приходят. Настоящие друзья остаются. Если "настоящий друг" ушел, значит он тоже был глюком.
rityska
Ага)))
Lady Shikur
Ничего, я понимаю :nerve::lol:

2011-08-15 в 15:41 

интересно . а продолжение будет?

URL
2011-08-18 в 17:50 

Шиноби Скрытого Листа
Глюки уходят и приходят. Настоящие друзья остаются. Если "настоящий друг" ушел, значит он тоже был глюком.
Гость
Будет, конечно) Просто автор - тормоз:bubu:

2011-09-05 в 23:32 

Severus_divides_into_H
Интересно, очень жду продолжение)) Захватывающе и даже страшно, особенно на таком моменте закончилось...Кстати, аннотация к фику вообще выше всяких похвал, именно благодаря ей решилась прочитать, хотя обычно не начинаю незаконченные истории...)

2011-09-25 в 15:26 

Шиноби Скрытого Листа
Глюки уходят и приходят. Настоящие друзья остаются. Если "настоящий друг" ушел, значит он тоже был глюком.
Саманта МСФ,
Спасибо большое за коммент)) Над аннотацией больше всего думала, честно сказать)) Хотелось что-нибудь необычное)) Гамма подтвердит!))) Она в пух и прах некоторые мои идеи для аннотации разносила))

   

~In Blood Only~

главная