Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:54 

Просто быть рядом!

FluffyDu
Дорогие читатели!

Хочу вам представить фанфик моей любимой беты. За отсутствием в читателях ее дневника любителей мира Гарри Поттера, было решено выложить его в этом дневнике на ваш суд.
Скажу по секрету, что мне был поведаны все перепитии сюжета, и я жду не долждусь его воплощения. :)))
Думаю, что любителям ГП и Севитусов, будет интересно. Прошу откликнувшихся поддержать Шиноби своими комментариями к первой главе.
P.S.: А также не пропустите 2 новых выложенных главы In Blood Only (39 и 40).

Просто быть рядом

Автор: Шиноби Скрытого Листа aka Delfy
Бета: Saske Uchiha
Гамма: FluffyDu
Рейтинг: R
Размер: Макси
Персонажи: Гарри Поттер, Северус Снейп, Альбус Дамблдор, Рон Уизли, Гермиона Грейнджер и др.
Жанр: Драма, Ангст, Приключения
Дисклеймер: Персонажи принадлежат Дж. К. Роулинг.
Разрешение: Только с согласия автора
Саммари: Севитус. Просто быть рядом - просто слова, мало кто задумывается над их смыслом, заглянув глубоко в себя. Можно поддерживать, уважать, любить, просто находясь рядом. Именно такое решение принимает Гарри в тяжелой для себя ситуации, ему хочется просто быть рядом с человеком, который ему дорог, даже если тот не понимает и не принимает его самого.


Глава 1. Необычное предложение.

На маленький городок внезапно обрушилась темнота. Во всех домах погасли огни, а уличные дорожки не освещались редкими, яркими фонарями. Хоть время и было поздним, из многих окон слышались возмущенные голоса людей, не успевших досмотреть любимую передачу или фильм, слышался грохот мебели, на которую наталкивались разгневанные хозяева в поисках свечек, зажигалок или, в крайнем случае, спичек. Некоторые особенно нетерпеливые личности, не желающие ждать до утра, заспешили на поиски электрика, устранившего бы эти нелепые неполадки и плевать на то, что уже почти полночь! Если не поспешить, то судьба главного героя так и останется тайной!
Вернон Дурсль, проживающий в доме №4 по Тисовой улице, стремительно вышел из гостиной в коридор и начал искать свою куртку, не переставая проклинать энергетическую компанию, оставившую их без света и не давшую его драгоценному сыну Дадли в полной мере насладиться выходным и поиграть в любимую компьютерную игру. Вот до чего ребенка довели! Даже отсюда он отчетливо слышал всхлипывания сына. Побагровевшие щеки мистера Дурсля свидетельствовали о том, что всем, с кем он столкнется по дороге к электрику, сильно не поздоровится.
В коридоре появилось слабое свечение, и в следующий момент из гостиной показалась Петунья Дурсль. В одной руке она сжимала горящую свечку, а другой придерживала сползающую с плеч теплую кофту.
– Вернон, будь осторожен, на улице небезопасно, – взволнованно прошептала Петунья.
– Можешь не напоминать, – проворчал Вернон, направляясь к двери и обо что-то спотыкаясь. – Черт бы их всех побрал! Особенно Поттера! Ты заперла этого ненормального?
– Да, я велела ему дожидаться твоего возвращения, – ответила Петунья.
– Чудно, – он, наконец, оказался на улице. – Он еще пожалеет, что родился на свет! Уверен, это Поттер испортил Дадлику выходной!
– Это точно он, Вернон! – с жаром выпалила миссис Дурсль, выходя следом за мужем. – Я видела, какие злобные взгляды он бросал на Дадли! Хорошо хоть ему нельзя колдовать вне школы. Боюсь себе представить, какие ужасные вещи он бы натворил с нашим милым сыном! Дадлик и так натерпелся от него сегодня. Он закрылся в комнате, и не пускает меня к себе. Я волнуюсь.
– Поттер – неблагодарный сопляк! Пусть не надеется, будто я пущу его под нашу крышу в следующем году. И никакие письма от этих уродов ему не помогут! – мистер Дурсль сделал несколько шагов вниз по лестнице и тут…как по волшебству везде включился свет, зажглись фонари, послышались голоса из вновь работающего телевизора.
Дурсли недоуменно переглянулись.
– Поттер! – прогремел Вернон Дурсль, разворачиваясь и шагая к дому.
Входная дверь громко хлопнула, едва не сорвавшись с петель.

Вскоре все, кто успел выйти на улицу, вернулись домой, и возобновили прерванные дела: одни уселись за просмотр фильма, другие за компьютер – играть или работать, кто-то просто читал книгу перед сном. Никто не видел показавшуюся на одной из дорог тощую мальчишескую фигуру, с висевшей на плече дорожной сумкой. Стараясь спрятаться от резких порывов ветра в тепле своей куртки, мальчик неуверенно огляделся и продолжил путь. И почему Дамблдор так любит загадки? Почему нельзя было сразу перенести его на Тисовую улицу? Он бы без проблем нашел дом миссис Фигг, ведь он столько общался с ней и с ее кошками до того как... А вместо этого он очутился в совершенно незнакомом месте, где его окружали похожие друг на друга дома, выглядевшие в ночи не слишком дружелюбно и может быть даже устрашающе.
И куда идти?
Гарри остановился у очередной развилки и прищурился, пытаясь прочитать названия, написанные на указателях, когда сзади послышались злобные голоса приближающихся магглов. Мальчик отшатнулся от них как от проклятых, испугавшись повышенных голосов. Раньше никто бы не поверил, что Гарри Поттер, Мальчик-Который-Выжил, победивший наконец Волдеморта, может бояться такой мелочи, как крики, вздрагивать от резких движений, уходить в себя от ударов. Он и сам вряд ли смог поверить в подобное. Гарри никогда не признавал свои слабости. Но... сейчас все было иначе. Мальчик обхватил себя руками, унимая дрожь. Холод, опять леденящий кожу холод. Он преследовал его по пятам, не желая оставить в покое, и никакие согревающие заклинания не помогали избавиться от него. Резкий морозный воздух всегда находил какую-то лазейку для себя, вновь и вновь мучая его душу. Возможно, холод был той пустотой, наполнившей сердце мальчика, а не проклятие, как он думал сначала.
В последней битве с Волдемортом Гарри потерял все. Темный Лорд уничтожил почти всех его друзей, его... семью... Интересно, это судьба такая? Терять всех, кто дорог, и понимать, насколько они действительно были дороги лишь тогда, когда потерял? Гарри ощутил неприятное покалывание в глазах. Нет! Хватит плакать!
Предательский всхлип.
Еще вчера он считал себя преданным. Способность победить Волдеморта была единственной причиной всеобщей любви и уважения Гарри Поттера. Стоило ему победить, мир еще раз перевернулся. Он стал никому не нужен, кроме, пожалуй, его лучшего друга Рона, одного из немногих близких ему людей, выживших в битве. Именно поддержка и терпение Рональда Уизли не дали Гарри умереть окончательно, да, пусть не физически, но морально точно. В течение месяца он целыми днями невидящими глазами смотрел в одну точку на стене и просто существовал. Возвращение к Дурслям ничего не изменило. Они заставляли его работать, мало кормили, а по ночам его мучили кошмары. Ему было все равно, он разучился чувствовать. Да и зачем? Рядом не было ни Люпина, ни Сириуса, ни мистера Уизли, ни Фреда, ни Гермионы, ни... отца.
Отец… Одно слово причиняло нечеловеческую боль…
Однако сегодняшний визит Дамблдора заставил его очнуться и осознать, что он все еще жив, что он все еще Гарри Поттер, а не просто тень в пустом, ставшим чужим мире.
Узнав, в конце концов, одну из улиц, Гарри облегченно вздохнул и медленно двинулся вдоль нее, вспоминая сегодняшний вечер.

***

– Мама! Он опять на меня так смотрит! Я боюсь! – Дадли как ошпаренный выскочил из комнаты, где Гарри мыл полы.
Гарри не обратил на вопли младшего Дурсля никакого внимания. Кузен сам спровоцировал его на такой взгляд. Он терпел до последнего издевки Дадли. Даже, когда тот назло Гарри принес в дом кучу грязи на своих новеньких кроссовках. Он просто заново вымыл пол, игнорируя злорадный смех кузена. Но как только тот упомянул его отца, Гарри не выдержал и метнул в Дадли убийственный взгляд, которому научился у своего пусть и приемного, но все же отца. Подействовало мгновенно: ухмылка исчезла с толстой физиономии младшего Дурсля, а через секунду его словно ветром сдуло. Гарри накрыло волной ярости и лютой ненависти. Он всегда знал, какие мерзавцы семейство Дурслей, не жалеющие никого, кроме себя, и готовые скорее продать душу дьяволу, чем сказать ему что-то доброе. Гарри ощутил себя жалким одиноким ничтожеством, жаждущим отомстить этим ненавистным магглам за все плохие слова, сказанные ими в адрес отца. Но тогда мальчика ждет Азкабан и дементоры... И, возможно, он быстрее умрет? Кому он нужен в этом мире?
Гарри одернул себя. Отец пустил бы его на ингредиенты для зелий за подобные мысли.
Нет… он не опустится до уровня отчаявшегося самоубийцы, которому надоела проклятая жизнь! Да, пусть одиночество съедает его изнутри, но несмотря на холод, поселившейся в душе, он, Гарри Поттер, будет существовать, как недавно существовал его отец до тех пор, пока у него не появился Гарри.
Мальчик печально улыбнулся воспоминаниям.
Глухой удар заставил спуститься с небес на землю. Гарри схватился за начавшую опухать щеку и гневно уставился на возникшее перед глазами побагровевшее лицо дяди Вернона.
– Слушай сюда, парень, если ты еще раз напугаешь моего Дадли, я превращу твою жизнь в настоящий ад, ты меня понял?!! – брызжа слюной, прогрохотал мистер Дурсль.
К огромному удивлению мужчины, мальчишка не опустил голову. Он продолжал смотреть на Вернона, и губы его медленно расплылись в усмешке. Мистер Дурсль растерянно глядел на потерянное и сумасшедшее выражение лица Поттера. Кажется, парень окончательно тронулся умом после смерти своего ненормального опекуна. Это совсем не нравилось Вернону. Поттер опасен. Надо будет запереть мальчишку в его комнате от греха подальше и не выпускать до конца лета.
Гарри развернулся и вышел. Он не мог больше выносить общества дяди.
– И не смей вылезать из своей конуры, гаденыш!
Вернувшись к себе, мальчик дрожащей рукой отдернул шторы и распахнул окно. Прохлада ворвалась в душное помещение. Гарри опустился на подоконник и принялся наблюдать за происходящим на улице, жадно вдыхая в легкие свежий воздух. Мимо дома Дурслей прошлись, увлеченно о чем-то беседуя, несколько маггловских девушек, где-то неподалеку залаяла собака, возле соседского дома остановилась машина, противно скрипя тормозами, вдоль дороги начали зажигаться фонари… Фонари? Гарри пару раз моргнул и встряхнул головой. Кого он обманывает? Ушел в себя и не заметил, как наступил вечер. Ну, хоть гнев на Дурслей остался далеко позади. Мальчик боялся потерять контроль над собой и причинить боль пусть и никчемным, но все же родственникам. Он не вынесет, если кто-то еще умрет по его вине. На нем и так слишком много смертей! И только он несет за них ответственность. Одиночество. Тоска. Он, Гарри, во всем виноват!
Скрип двери прервал мрачные мысли мальчика. Он напряженно замер, прислушиваясь к происходящему в комнате. Интересно, кто пришел пошпынять его?
Однако ругани и брани не послышалось. Звенящая тишина настораживала Гарри. Уж лучше бы Дурсли орали и топали ногами. Что-то тут явно не так…
Мальчик медленно обернулся и замер.
Около двери стоял Альбус Дамблдор. Он внимательно смотрел на Гарри из-под своих очков-половинок, надетых на крючковатый нос.
– Здравствуй, Гарри…– поприветствовал его директор Хогвартса спокойным негромким голосом.
Мальчик промолчал, ошеломленный появлением Дамблдора. После устроенного Гарри в кабинете директора месяц назад погрома, мальчик и не надеялся увидеть старика вновь, а уж тем более не рассчитывал, что Дамблдор заговорит с ним. В глубине души Гарри знал, насколько был неправ, напрасно сорвав зло на директоре Хогвартса, но тогда ему было все равно. А сейчас хотелось извиниться, ведь Дамблдор был дорог Гарри. Благодаря директору мальчик покинул ненавистный дом Дурслей и познакомился со своим новым опекуном, ставшим позднее приемным отцом, благодаря помощи Дамблдора процесс усыновления не затянулся на долгие месяцы, а этого следовало ожидать, учитывая темное прошлое приемного отца. Да, Дамблдор совершал ошибки, но… на фоне многочисленных ошибок Гарри, оплошности директора выглядели…ничтожно.
Юный маг поднял глаза на Дамблдора. Старик тепло улыбнулся ему и уселся в удобное кресло с высокой спинкой, которое успел наколдовать, пока мальчик находился в раздумьях. Гарри почувствовал себя еще более виноватым. Хорош хозяин, ничего не скажешь! Дамблдор пришел к нему, а он даже не предложил гостю присесть! Ну, хоть такую мелочь он должен был сделать! Идиот!
Заметив любопытный взгляд директора, Гарри опустил голову и с притворным интересом стал изучать засохшую грязь на своих кроссовках. Щеки полыхали от смущения и стыда.
– Присядь, мой мальчик, – Дамблдор сделал пригласительный жест в сторону наспех заправленной раскладушки, рядом с созданным им кресло. – Нам о многом нужно поговорить. Думаю, пришло время.
Гарри послушно отошел от окна и сел на краешек кровати, по-прежнему избегая смотреть на директора.
– Может быть, хочешь выпить чаю с лимонными дольками? – поинтересовался старик.
Неожиданный вопрос все-таки заставил мальчика встретиться взглядом с Дамблдором.
– Нет, спасибо, сэр, – уголки губ слегка дрогнули, увидев озорные огоньки в глазах старого мага. Все понятно… Дамблдор пытается превратить зомби в человека… Для начала не так уж и плохо…
– Что ж, тогда…
Но Гарри не дал ему закончить. Сейчас или никогда! Он должен, нет, обязан извиниться перед директором!
– Профессор Дамблдор… простите меня за все, что я наговорил вам тогда... месяц назад... я... мне не следовало срываться на Вас, орать и… громить ваш кабинет, – еле слышно произнес юноша охрипшим голосом. – Мое поведение было глупым. Мне очень жаль, сэр.
Гарри с замиранием сердца ждал реакции директора.
– Случившееся в прошлом, там и останется, Гарри, – ответил Дамблдор и, наклонившись вперед, накрыл морщинистой ладонью сжатые в замок напряженные руки мальчика, лежащие на коленях. Тот вздрогнул, костяшки пальцев побелели от напряжения. Пожилой маг поспешно убрал ладонь. – А мы сейчас в настоящем, правильно? Я не сержусь на тебя. В твоей душе накопилось слишком много отрицательных эмоций…
– Извините, что потратил все положительные чувства на борьбу с Томом, – фыркнул Гарри, но тут же отдернул себя.
Мерлин! Обозлиться на весь мир из-за ничтожного упоминания о прошлом! Только он, Гарри Поттер, умеет это! Дамблдор поддержать его хотел, а не сильнее бередить и без того кровоточащие раны!
«Ты помириться с ним собирался, помнишь? Помириться!»
Новые потоки ярости и гнева накрыли мальчика с головой, не дав тому ни глотка спасительного воздуха. Однако сейчас Гарри злился не на директора, а на себя…фактически убийцу близких ему людей. Как ему жить дальше? Как смириться с прошлым, навсегда ставшим настоящим, не отпуская и не давая покоя ни на минуту? Как смириться с тем, что для всех кроме него прошлое осталось в прошлом?
Мальчик отчаянно мотнул головой, стараясь хоть на короткое мгновение прогнать мрачные мысли.
Он вспомнил о Дамблдоре. А ведь директору тоже больно... Больно от потерь. Мучительно осознавать, какая в произошедшим кроется его собственная вина. Больно наблюдать за угасающим день за днем Гарри. Больно от своей беспомощности...
«Блеск в его глазах не такой как обычно... он потускнел... И почему я не заметил раньше?»
Взгляд мальчика остановился на пустующем кресле, в котором совсем недавно сидел Дамблдор. К горлу начал подступать неприятный ком. Где же он? Неужели ушел? Нет, не сейчас! Гарри быстро оглядел комнату и облегченно вздохнул, обнаружив высокую фигуру директора возле раскрытого окна. Старый маг задумчиво изучал вечернюю улицу и, казалось, ни на что больше не обращал внимания. Юноша поднялся с кровати и нерешительно начал приближаться к Дамблдору. Интересно, насколько он на этот раз ушел в себя? Опять он ничего не услышал и ничего не увидел…
– Сэр…
– Как твои шрамы, Гарри? – поинтересовался директор так, будто их разговор не прерывался напряженной тишиной, а просто перескочил на другую, более волнительную тему.
Шрамы? Дамблдор имеет в виду те шрамы, оставшиеся после пыток Волдеморта и его Пожирателей?!
Поняв, о каких шрамах идет речь, Гарри передернуло от неприятных воспоминаний и от вновь нарастающего гнева. Какого черта директор напоминает ему о них?! Разве, победив самого злобного волшебника столетия, он не заслужил хотя бы того, чтобы забыть об этих проклятых увечьях?! Несмотря на маскирующие чары, нанесенные мадам Помфри еще в Хогвартсе на шрамы, они не давали покоя: зудели, ныли, горели, а иногда открывались и сильно кровоточили. Мальчик ненавидел эти уродливые шрамы, разбросанные по его телу и служившие самым ярким воспоминанием о событиях месячной давности. Гарри неоднократно уверяли – раны заживут и все будет как раньше, но пока лечение не приносило должного результата. Он уже не верил в их возможное исцеление. Вот, если бы отец был жив, он бы точно что-нибудь придумал. А так… Мало кто так же хорошо разбирается в Темной магии, как его приемный отец... Ой! Просто замечательно!
Левая рука дернулась и запульсировала, становясь все горячее и горячее. Гарри автоматически выработанными движениями стал массировать предплечье правой рукой, надеясь, что боль не перерастет в нестерпимую. Проклятье! Лучше бы Дамблдор о погоде поговорил!.. Кстати о Дамблдоре…
Гарри поднял голову и, встретившись с пристальным взглядом директора, поспешно отвел глаза в сторону, неожиданно заинтересовавшись коричневым пятном на стене.
«Не хватало только, чтобы он применял ко мне легилименцию!»
– Все в порядке, профессор... Они болят иногда, но не доставляют много хлопот. Мази мадам Помфри очень помогают и боль не такая сильная, какой могла быть,– соврал мальчик. Ему не слишком хотелось подробных расспроссов Дамблдора о каждом шраме и про ощущения, которые он испытывает, когда они болят. Гарри не видел выражения лица директора, однако кожей чувствовал, что пожилой маг не особо верит его словам. Юноша заговорил снова: – А почему вы спрашиваете? Не говорите только, будто опять хотите вытащить меня на эту глупую церемонию вручения Ордена Мерлина! Он мне не нужен…
– Нет, мой мальчик, я спрашивал не для этого, – голос директора звучал несколько печально. – Я беспокоился о тебе.
– Беспокоились?
– Конечно. А тебе кажется иначе?
– Да... нет… не совсем… – Гарри растерянно посмотрел на Дамблдора. Старик ободряюще улыбнулся и кратко кивнул, призывая его продолжать. – Понимаете... сколько я себя помню, Вы ни разу не приходили просто так... то есть... я знаю, Вы всегда беспокоились обо мне, но… обычно Вы приходили с какими-нибудь новостями, просьбами, планами в отношении борьбы с Волдемортом. И сейчас мне немного странно представить, что Вы пришли сюда побеспокоиться о моем здоровье…
Гарри заметил как замер директор и до него, наконец, дошло.
– Вы и на этот раз пришли не просто так?
– Увы, ты раскусил меня, Гарри, – виновато согласился Дамблдор. – У меня действительно есть к тебе просьба.
Сказать, что мальчик был удивлен, значит не сказать ничего. Гарри пораженно уставился на директора, не веря в слетевшие с его губ слова. Неужели старик и в самом деле думает, что он так быстро смирился и забыл и ему есть дело до каких-то там просьб? Неужели старик и правда думает, что он согласится? Гнев наполнял нутро Гарри. Растерянный взгляд сменился холодной яростью.
– И Вы действительно считаете это время подходящим для ваших дурацких просьб?
– Да, Гарри.
– И Вы уверены, что я справлюсь? – безумная улыбка появилась на его лице.– Вы и правда в это верите? Взгляните на меня! Взгляните, черт возьми!
Гарри отвернулся от Дамблдора. Он больше не мог видеть его изрезанное морщинами лицо! Его пронизывающие голубые глаза, очки-половинки, постоянно сползающие на нос! Ему хотелось поскорее покончить со всем этим и снова остаться одному, наедине со своими мыслями. Он давно уже выпал из реального мира, живя лишь миром воспоминаний, и такое неожиданное возвращение... Он не был готов, да и не хотел. Здесь у него не осталось ничего, а в мире воспоминаний живы все те, кого он любит... любил.
Хоть Гарри и нагрубил ему, директор не собирался сердиться на мальчика. Он понимающе смотрел на напряженные плечи, сжатые в кулаки ладони. Гарри сдерживался из последних сил.
Должно быть, это и правда единственный выход.
– Еще раз повторяю, ты не обязан выполнять мою просьбу, если не хочешь, я не буду настаивать. Однако прошу, выслушай внимательно.
– И тогда Вы оставите меня в покое? – не будь Гарри так взбешен, он бы не допустил подобного хамства по отношению к Дамблдору.
– Если ты захочешь, – тяжкий вздох в ответ.
Гарри молча кивнул и развернулся лицом к пожилому магу.
Директор тем временем достал из-под мантии волшебную палочку и прошел на середину комнаты. Произнеся какое-то заклинание, он начертил в воздухе странный узор. Вспышка света заставила закрыть рукой глаза, а когда яркость сменилась полумраком, Гарри увидел возникшее перед Дамблдором огромное, ростом с директора, зеркало.
«Еиналеж?» – промелькнула странная мысль.
Он приблизился к Дамблдору и взглянул в зеркало. Хмурое выражение лица сменилось недоумевающим. Что за чудное зеркало? На него смотрело и приветливо улыбалось отражение директора, однако его собственного отражения в зеркале почему-то не наблюдалось. И как это понимать? С каких пор Дамблдор стал вести себя как Локханс? Такая любовь к себе была присуща только экс обладателю «премии за самую обаятельную улыбку». Будь Гарри более эмоциональный, он бы непременно закатил глаза.
– Здравствуй, Гарри…
Мальчик медленно поднял голову, встречаясь с добрым взглядом отражения директора. Затем он, все также не торопясь, обернулся и столкнулся с не менее доброжелательными глазами стоявшего позади него Дамблдора. Похоже, старик не собирался отвечать на его немой вопрос... Сбитый с толку, Гарри вернулся к зеркалу. Оно пугало его... Как и директор.
– Не бойся, мальчик мой, я не кусаюсь,– расплылось в улыбке отражение Дамблдора. – Позволь представиться, Альбус Персифаль Вульфрик Брайн Дамблдор.
– Эээ…да… Г-гарри Поттер, – он ошеломленно отшатнулся от зеркала и налетел на Дамблдора. – Объясните мне, наконец, что все это значит?! Зачем Вы снова здороваетесь и представляетесь мне? Я и так знаю, как Вас зовут! Я согласился выслушать Вас не для того, чтобы терпеть ваши издевательства!
– Успокойся, Гарри, ты сейчас все поймешь сам, – ободряющий кивок напуганному юному волшебнику.
– А ты был прав, Альбус. Твой Гарри действительно такой же, – раздался веселый голос из зеркала.
– А ты сомневался, Альбус? – рассмеялся директор.
– Ни капельки. Я слишком хорошо тебя знаю, как самого себя.
Гарри переводил подозрительные взгляды с одного Дамблдора на другого, отчаянно надеясь, что он не сошел с ума, и ему лишь показалось. Вот только от страшной правды никуда не денешься: отражение директора действительно двигалось и разговаривало само по себе и обладало своими чувствами и разумом. В данный момент оно хохотало над очередным высказыванием Дамблдора вне зеркала.
Какое-то время мальчик следил за ними, а затем глупая улыбка застыла на его губах.
А чему он, собственно говоря, удивляется? Он 7 лет воспитывался волшебником. Вокруг него постоянно происходили трудные для понимания магглов вещи! А сейчас он удивляется какому-то говорящему отражению!
– Знаешь, я полдня искал их! – заливалось отражение Дамблдора. – Никак не мог вспомнить, куда подевал лимонные дольки! А потом выяснилось, что я по ошибке положил мешочек с ними в коробку, которую еще утром отправил министру!
Гарри потрясенно моргнул. Из всех возможных тем на свете Дамблдоры выбрали разговоры о лимонных дольках! Да уж. В этом весь... все Дамблдоры.
– Думаю, Корнелиус не сильно разозлился на тебя, – сквозь смех сказал Дамблдор. – Ты же сам знаешь, как приятно выпить горячего...
– Извините, если отвлекаю Вас от важного разговора, директор, – мальчик отвернулся от зеркала и мрачно посмотрел на старика, – но, насколько я помню, у вас была ко мне какая-то просьба. Так вот, я слушаю.
– Да-да, конечно, Гарри. Предполагаю, ты уже понял – зеркало имеет непосредственное отношение к моей просьбе, – заметив недоуменный взгляд мальчика, Дамблдор продолжил:
– Ты когда-нибудь слышал о теории параллельных миров?
– Да, Гер… – имя погибшей подруги отдалось глухой болью в сердце Гарри. – Гермиона рассказывала мне... каждое наше сомнение, каждое колебание есть причина возникновения нового мира. В этом мире люди живут по тому варианту развития событий, который не выбрали их двойники в другом мире во время принятия решения… как-то так... Однако... Это всего лишь теория, не получившая никакого подтверждения…
– Я из параллельного мира, Гарри, – подало голос отражение Дамблдора.
Гарри резко обернулся к зеркалу.
– Невозможно…
– Параллельные миры существуют, мой мальчик. Зеркало – связь между моим миром и вашим.
– Тогда почему до сих пор не было доказано их существование раз все так просто?
– Потому что не все так просто. Зеркало Судьбы единственная ниточка, связывающая миры.
– Зеркало Судьбы?! Но это даже не теория! Это вообще легенда!
– И что гласит легенда?
– Я не хочу пересказывать ее всю, сэр, тем более не все помню. Скажу в общих чертах: Во вселенной должен всегда поддерживаться баланс сил добра и зла. Если равновесие нарушится и одна из чаш весов переполнится, с мирами может произойти нечто непоправимое. В такой период и появляется Зеркало Судьбы, восстанавливающее утраченный баланс. Говорят, оно само выбирает тех, кто способен уравнять темные и светлые стороны, и позволяет путешествовать сквозь время и пространство. Так ли это, не знает никто. Не нашлось ни одной живой души, подтвердившей факт существования Зеркала… – скептический взгляд в сторону своего директора. – И Вы верите во все это?
– Безусловно, – последовал краткий ответ.
Громкий, наполненный уверенностью голос, искрящиеся надеждой глаза директора озадачили Гарри. Он почувствовал себя глупо, не веря в легенду, раз в нее верит старик. Вопреки здравому смыслу ему захотелось принять эту выдумку. А вдруг параллельные миры действительно существуют? Мерлин, сколько же их тогда?! Сотни? Тысячи? Миллионы? Или еще больше? Каждый день огромное количество людей встает перед нелегким выбором, от которого зависит в дальнейшем их судьба. Голова закружилась, когда Гарри попытался представить создание этих других миров. У него самого не раз возникали непростые ситуации, требующие решения. Если бы он, например, не предложил Седрику одновременно с ним схватить кубок Тремудрого Турнира на четвертом курсе, а взял бы его в одиночку… Седрик Диггори был бы жив! Если бы он послушался Гермиону и не потащился в министерство магии «спасать» Сириуса, то избежал бы стольких смертей и дней мучительных пыток, которым подвергли его пожиратели смерти во главе с Волдемортом, загнав в ловушку. Сердце истекало кровью, а холод вновь и вновь ощупывал тело ледяными пальцами.
Внезапная догадка озарила мальчика.
– Так какая же у вас просьба, сэр, – беспокойно спросил он. – Раз она связана с параллельными мирами и Зеркалом Судьбы, то… неужели…
– Совершенно верно, Гарри, мы хотим, чтобы ты отправился в мой мир, – кивнуло ему отражение Дамблдора.
– Зачем? – неприятный комок застрял в горле.
– Чтобы… – отражение директора оторвало от него проницательные голубые глаза и, с сомнением посмотрев на своего двойника и получив, видимо, немой утвердительный ответ, снова впилось твердым взглядом в мальчика. – Чтобы еще раз сразиться с Томом.
– К-к-как?!
Мир ушел из–под ног, и Гарри пустился в долгий полет в разверзнувшуюся бездну отчаяния. Ему хотелось кричать от переполняющей этот мир жестокости, рвать и метать от царившей в нем несправедливости, кидаться в Дамблдора всем, попавшимся под руку, и не важно, что он может поранить его, разбить проклятое зеркало и забыться, забыться навсегда. Мир рассыпался руинами. Важный для него человек предал и обернулся против него! Предал беспощадно…
Однако не осталось сил реализовать то, что так ярко рисовало разгневанное сознание. Предательство пожилого мага выкачало все соки. От морального истощения ноги подкосились, и Гарри осел на пол, пустым взглядом сверля серебряное ребро зеркала.
– Гарри... – Дамблдор опустился на колени возле мальчика.
Реакции не последовало, парень крепко обхватил себя руками и стал медленно раскачиваться туда-сюда.
– Гарри, выслушай меня, пожалуйста... Я не могу видеть, как ты гибнешь, мальчик мой.
Взгляд Гарри обрел ясность, и директор отшатнулся от направленного на него презрения и отвращения.
– Да как Вы смеете? Как Вы смеете предлагать мне такое?! Я всегда ненавидел свою судьбу. Мне не нужна эта чертова дурацкая популярность и любовь всего мира! Не о такой жизни я мечтал! Я хотел спокойного существования с папой и моими друзьями! А из-за вашего пророчества смерть окружала меня и уничтожала всех, кто мне дорог! Я не просил, чтобы за мной с самого детства гонялся сумасшедший маньяк, желающий моей смерти! Да, Волдеморт теперь мертв, но какой ценой!
– Гарри из моего мира тоже очень тяжело пережить утрату Сириуса, – подало голос отражение директора. – Мистер Уизли и мисс Грейнджер пишут ему почти каждый день и, благодаря их поддержке он борется с гложущим его чувством вины. Да и Ремус изо всех сил старается заменить ему крестного… Гарри?
Мальчик ошарашено смотрел на зеркало. И без того бледное лицо сделалось еще белее. Не может быть! Гермиона и Ремус живы? Он же сам видел как они гибли от рук Пожирателей Смерти! Гермиона пала в бою против Беллатрикс Лестрейндж, а Люпина убил старший Малфой, трусливо послав тому в спину смертельное проклятье. Что же тогда получается? Его друзья выжили так же, как и он?
И тут он все понял.
Отражение говорило про свой мир. Не про его. В зеркальном мире живы Гермиона и Ремус и возможно не только они…
– Кто еще погиб в вашем мире? – тихо спросил Гарри, с трудом справляясь с дрожью в голосе.
– Кроме Сириуса никто…
– Значит, мой приемный отец тоже жив? – мальчик замер, ожидая ответа, будто приговора.
– Приемный отец?
– Северус, – вместо Гарри ответил Дамблдор вне зеркала.
Отражение молча кивнуло, удивленно приподняв седые, достаточно густые брови.
Гарри часто задышал. Он, не отрываясь, глядел в зеркало, не смея поверить в услышанное и увиденное.
«Он жив! Мерлин, он жив!»
Мысленно прокричав фразу еще несколько раз, мальчик вскочил на ноги. Если папа жив, то какого лешего он делает в этом мире? В его мире отец не мог умереть и оставить Гарри на произвол судьбы! Там бы они жили как настоящая семья, вместе преодолевающая трудности, грустили, веселились и принимали гостей. И там они любят друг друга как отец и сын…
Значит, ответ прост: это не его мир. Мир зеркального Дамблдора – вот его мир.
Гарри сорвался с места и принялся носиться по комнате, ища старую дорожную сумку, оставленную здесь Дурслями по причине ненужности.
– Гарри?..
– Я согласен, сэр, – объявил мальчик, найдя, наконец, небольшую черную сумку с белыми полосами.
– Ты уверен? – осторожно поинтересовался Дамблдор, недоуменно переглядываясь со своим отражением. – Ты не обязан делать этого. Мы понимаем, через что тебе пришлось пройти.
– Да, уверен, – нетерпеливо отозвался Гарри, подбегая к шкафу с перекошенными дверцами и вдруг замирая. – Единственное, чего я не могу понять, почему Вы просите меня о помощи? Неужели ваш Гарри настолько слаб, что не может одолеть Волдеморта?
– Дело не в его слабости… – зеркальный Дамблдор выглядел слишком печально, и Гарри съежился, начиная подозревать что-то нехорошее. – Понимаешь ли, он… он не доживет до решающей битвы с Томом.
– Вы хотите сказать... он умрет?
– Да…
– Но, если Вы знаете, то почему ничего не делаете? Он чем–то болен?
– Я бы хотел помочь ему, но не могу. Я не знаю, когда и от чего именно он умрет... Знаю только, Гарри погибнет до решающей битвы, и смерть его будет естественна.
Мальчик молчал. Внутренности неприятно сжимались от одной мысли о том, что в каком–то мире он умрет без единого шанса на выживание. Обреченный на смерть Гарри Поттер. Юноша и себя считал обреченным, однако произошло чудо, и он уцелел, но взамен его жизни со своей расстались дорогие ему люди... Он всегда будет помнить об этом.
– Откуда Вы знаете о смерти моего двойника?
– Один мой друг-предсказатель поделился со мной сведениями.
Сомнение появилось на лице мальчика.
– Вы так верите его словам, сэр? Все эти предсказания очень не точная наука. Вы сами говорили мне когда-то…
– Он ни разу не ошибался в своих видениях, – уверенность в голосе директора из зеркала дала Гарри понять бессмысленность дальнейшего разговора
Отражение Дамблдора слепо верило в обреченность двойника Гарри, оно, можно сказать, похоронило его еще до смерти, и это было совсем не похоже на Дамблдора из реальности Гарри. Пожилой волшебник всегда делал все возможное и невозможное, чтобы решить встающие перед ним задачи. Пусть его методы иногда и раздражали гриффиндорца, но он не сдавался. А этот человек... такой похожий на директора... а если двойник Гарри верит в него? Если он считает, что зеркальный Дамблдор найдет способ справиться с его проблемами? Слепая вера в несбыточное будущее. Гарри почувствовал, как все больше и больше впадает в уныние.
– Но почему зеркало выбрало меня? – спросил он, чтобы хоть как-то отвлечься. – Из всех... многочисленных миров именно мой. Почему?
– Возможно, судьба решила дать тебе второй шанс? – миролюбиво предположил до этого молчавший Дамблдор.
– Шанс на вторую встречу с Волдемортом? Спасибо, конечно, но мне и первой хватило, запомнил на всю жизнь, – желчно заметил Гарри.
– Шанс начать жить заново, – директор словно не обратил внимания на сквозящий в голосе Гарри сарказм. – То, как ты жил последние несколько недель, трудно назвать жизнью, мой мальчик.
– Мне и только мне решать, как жить дальше, профессор, – мальчик не собирался грубить старому магу, но от осознания его правоты на душе становилось невыносимо гадко. Мотивы, цели, стремления – после потери близких в жизни Гарри не осталось даже обычного желания жить. Он лишь ждал обрыва своего существования и падения в пропасть вечности.
– Ты прав, Гарри, – кивнуло отражение Дамблдора, – но разве тебе не хочется начать все сначала? Ты не вернешь к жизни тех, кого потерял в битве с Томом, однако ты сможешь снова увидеть их в моем мире. Да, они не те люди, которых ты любил, но, кто знает, как все обернется?
Мальчик медленно поднял взгляд на зеркального директора и увидел еле уловимые озорные огоньки в его глазах. Он вдруг почувствовал, как снова начинает хвататься за спасительные соломинки, протягиваемые ему судьбой.
– Вы считаете, у меня есть возможность... подружиться с ними?
– А почему нет? – ответил тот вопросом на вопрос.
Гарри промолчал. Он мог бы привести кучу аргументов, почему нет, но не стал. Желание увидеть отца, Гермиону, Люпина и многих других полностью затмило здравый смысл. Поттера не смутил и тот факт, что Дамблдор из другой реальности верил в него больше, чем в своего Гарри. Наверное, на то имелись причины.
Он уже готов был дать окончательное согласие на эту, казалось бы, абсурдную просьбу, но внезапная мысль остановила мальчика.
– А как же Рон? Что будет с ним, если я его брошу? Он также одинок, как и я! Он тоже потерял дорогих ему людей! – жгущее чувство вины за проявленный эгоизм не отпускало Гарри, он посмотрел на стоящего позади него волшебника. – А Вы, сэр?
– За меня не переживай, Гарри, – директор ободряюще улыбнулся ему. – Я буду счастлив, зная, что ты снова сможешь радоваться жизни. А мистер Уизли тоже сможет обрести покой. Правильное стирание памяти, и он забудет тебя и те пережитые вами недавно ужасы. Он станет обычным подростком со своими возрастными трудностями.
Рон забудет его?.. Просто так возьмет и забудет 5 лет их крепкой дружбы? Все те приключения, пройденные ими вместе? Те идиотские ссоры, случавшиеся между ними во время учебы? От одного произнесенного заклинания забудется все, что было, все положительные и отрицательные эмоции, в памяти выстроятся обрывки из новой жизни, где Рон никогда не жил и в которой не было Гарри, появятся новые друзья и новые переживания, а невыносимые страдания уйдут, наконец, в прошлое. Стоило признаться самому себе – стирание памяти самый удобный вариант для искалеченной души Рона.
Вот только Гарри не забудет ничего. И лучший друг навсегда останется в сердце.
– А как же все те люди, живущие в магическом мире? Думаете, они не заметят исчезновение Мальчика-Который-Выжил-И-Победил-Воландеморта? – недовольно хмыкнул юноша, скрестив руки на груди.
– Тебя так волнует их мнение, Гарри? – притворно удивился директор.
– Ни капельки, – пожал плечами он. – Мне просто интересно знать, как Вы поступите, сэр?
– Когда ты окажешься по ту сторону зеркала, история твоего мира изменится, – Дамблдор усмехнулся, заметив удивление на лице Гарри. – Возможно, Мальчиком-Который-Выжил станет мистер Лонгботтом, ведь он так же, как и ты родился в конце июля. Или же исчезнет память о том, что когда-то Воландеморт угрожал магическому миру, а ты противостоял ему. Я не могу знать, как повернется ход событий.
Гарри медленно кивнул. Он и не думал, что отправление в другую реальность принесет такие глобальные изменения. Скорее всего, подобные повороты и к лучшему. Невилл без сомнения заслужил право считаться героем, он так старался показать себя, а мир без воспоминаний об ужасах, творимых злым волшебником – мир без страха, мир, живущий в относительной гармонии, не имеющий ни малейшего представления о войне и ее последствиях.
Шаг, еще один. Дрожащие пальцы сжимают шершавую ручку дорожной сумки. Противоречивые чувства мучают его, разум борется с сердцем, однако Гарри заранее понимает – победит сердце. Конечно, правильнее было бы отказаться от всей этой затеи и остаться здесь, с Роном, но сильное желание увидеть близких людей живыми и здоровыми делает глупыми все те доводы, играющие против предложения Дамблдора. Неважно, что ждет его в той, другой реальности, он готов на все, только бы снова встретиться с теми, кого он потерял.
Мальчик плохо представлял, что нужно взять с собой, поэтому положил в сумку кое-какую маггловскую одежду, несколько мантий, школьную форму Хогвартса на всякий случай и свою самую любимую колдографию, запечатлявшую его вместе с приемным отцом. Волшебную палочку Поттер засунул в карман джинсов.
Кажется все собрал…
Взгляд Гарри остановился на пустующей клетке, стоявшей возле окна. Должно быть Хедвиг, его белоснежная сова, все еще охотилась. Очередной укол совести больно ткнул мальчика куда-то в область сердца.
– А моя сова? Я не смогу взять ее с собой, да?
– Уверен, мистер Уизли позаботится о ней с большим удовольствием, – отозвался Дамблдор, наблюдая за хождениями гриффиндорца по комнате. – Не волнуйся насчет Хедвиг. Она не пропадет. Ты готов?
– Вроде да…
– Прекрасно, – Дамблдор на миг замер, просчитывая про себя что-то, – ты, наверное, знаешь, но я все-таки напомню – это очень важный для тебя шаг. Зеркало судьбы пропустит лишь раз, второй попытки не будет…
– Да…в легенде упоминалось о таком, – Гарри нервно облизнул пересохшие губы, краем глаза замечая, как всходит розоватая полоска на глянцево-черном куполе ночного неба.
– Кроме того, – невозмутимо продолжил старый волшебник, – тебе не обойтись без зелья, – в руки Поттера упал маленький стеклянный флакон с голубоватой жидкостью. – Этого тебе должно хватить. Принимать каждые 5 дней, ни в коем случае не нарушая режима, иначе... твои дни сочтены…
– Что вы имеете в виду? – с тревогой спросил Гарри, рассматривая попавший ему в руку пузырек.
– Когда ты попадешь в другую реальность, твоя жизнь превратится в существование, поддерживаемое только этим зельем. В мире не может жить два Гарри Поттера. Один лишь тень другого...
Гарри вздрогнул от мрачности и некоторой печали в голосе Дамблдора. Он внимательнее присмотрелся к голубоватой жидкости, в голове вертелся какой-то вопрос, который он никак не мог сформулировать и задать директору.
Что же? Что же такое не дает ему покоя? Вся эта ситуация или нечто конкретное?
На миг Гарри действительно показалось, что его снова волнуют всякие незначительные мелочи.
Стоит забыть, а не забивать себе голову терзающими его любопытство вопросами. Его чертово любопытство никогда до добра не доводит…
– Так, что там еще... естественно никаких разговоров с двойником о его будущем, нельзя нарушать ход течения времени и истории, также тебе не следует пересекаться с ним, если ты не изменил свою внешность. Последствия могут быть самыми печальными. Но это ты знаешь со знакомства с маховиком времени, – Дамблдор заговорчески подмигнул ему и улыбнулся, как будто говорил о чудной погоде за окном. – Запомни, Гарри, та реальность не совсем такая, какой ты привык видеть эту. Их развитие шло немного иначе, поначалу ты, может быть, даже не заметишь разницы. И, тем не менее, тот мир менее развит, чем наш. В магическом плане, я имею в виду, – уточнил он, задумчивая почесывая бороду. – Ну, я сказал все, что хотел. Подойди к нам, мой мальчик.
Гриффиндорец послушно сделал шаг в сторону директора и его двойника. Нужно действовать, пока сомнения окончательно не одолели мальчика, заставив отказаться от шанса начать все заново. Он понимал, насколько нечестно по отношению к Рону поступает, его друг тоже сражался с Пожирателями Смерти и тоже потерял близких. Младший Уизли как никто другой заслуживал спокойной жизни, жизни без Гарри Поттера, ведь только он виноват в несчастьях своих родных и друзей, потому что позволил им стать значимыми в его жизни, а, следовательно, сделал мишенями для врагов. Он был опасен и, зная об этом, ничего не предпринял, чтобы предотвратить катастрофу.
Глаза предательски защипало. Зеркало сделало неправильный выбор!
– Теперь осталось самое главное, – директор и его отражение кивнули друг другу и внимательно посмотрели на Поттера. – Ты же не можешь расхаживать в том мире со своей внешностью, так?
– Вряд ли, сэр, – выходит, Дамблдор не собирается запирать его в четырех стенах? Уже неплохо, особенно после общения с Дурслями.
– Тогда нам стоит хорошенько подумать... Ага, вот оно!
С этими словами директор взмахнул волшебной палочкой. Гарри тотчас зажмурился, опасаясь болевых ощущений наподобие тех, что он испытывал, когда сращивал кости Костеростом. В конце концов, смена внешности – не только новое лицо, но еще и увеличение или уменьшение внутреннего строения организма, в зависти от того, какой образ придумает для него пожилой маг.
Однако, вопреки ожиданиям, он не почувствовал ничего, кроме тепла по всему телу и едва заметному покалыванию на кончиках пальцев рук и ног. Мальчик открыл глаза и вопросительно взглянул на Дамблдора. Старик задорно улыбался, глядя на результаты использованного им заклинания, а в глазах плясали ну очень уж веселые чертики.
– Великолепно! Отлично! – воскликнул двойник директора, также рассматривая новое воплощение Гарри.
– Заклинание сработало лучше, чем надо, – Дамблдор подошел к застывшему юноше. – Не беспокойся, Гарри, в твоей внешности нет ничего примечательного, я же знаю, как ты не любишь, когда она бросается в глаза людям. Уверен, тебе понравится предложенный мною вариант. Но оценишь ты его потом, а сейчас нам надо спешить. Подойди к моему двойнику и коснись его руки. Он проведет тебя через зеркало.
Хотелось возразить, однако слова так и не слетели с языка. Он снова подумал об отце, который в том мире жив и здоров. К черту совесть!
Гарри вытянул руку и зеркальный Дамблдор тут же протянул свою ладонь в ответ. Ослепительная вспышка и вот Гарри стоит рядом с двойником директора и смотрит на пожилого мага, оставшегося по ту сторону зеркала. Мальчик вдруг осознал, как сильно будет скучать по доброму старику, общавшемуся с ним так, словно Гарри его любимый внук. И какие бы козни не строил могущественный волшебник, для него Дамблдор всегда останется добродушным, чуть сумасшедшим директором школы магии и волшебства Хогвартс, готовый в трудную минуту всегда помочь и найти выход из любой ситуации… ну… почти любой.
– Удачи тебе, Гарри, – теплота и грусть слышалась в голосе Дамблдора. – Направляйся прямо к миссис Фигг. У нее ты обретешь временное пристанище.
– Да, профессор…– Поттер задумался, он не знал, что еще ему стоит сказать. Одно дело подумать, а совсем другое озвучить мысли вслух. – Вы берегите себя и… проследите, пожалуйста, за тем, чтобы с Роном все было хорошо.
– Непременно, мой мальчик, – Дамблдор резко отвернулся, готовясь аппарировать. – Прощай.

***

Он так и не сказал ему о своих чувствах, но откуда-то Гарри знал, – Дамблдор и так его понял, без всяких слов.
А вот и дом миссис Фигг, такой же, каким он его запомнил. А в окнах гостеприимно горит свет, видимо Дамблдор, как и говорил, предупредил старушку о его скором визите, и она ждет к себе ночного гостя. Недолго думая, Гарри нажал на звонок, желая поскорее со всем покончить. Сегодняшние потрясения изрядно вымотали мальчика.
Почти сразу за дверью послышались шаги, и на пороге появилась маленькая, чуть сутулая пожилая женщина, миссис Фигг:
– Доброй ночи, молодой человек, вы должно быть Крис?
– Здравствуйте, миссис Фигг, – поприветствовал хозяйку Гарри. – Да, вы не ошиблись. Мое имя Крис Ларсен и я к вам по поручению Дамблдора.
Крис Ларсен – имя, придуманное Гарри для новой внешности и одобренное директором.
– Проходи-проходи, дорогой, – старушка посторонилась, пропуская мальчика в дом. – Ты, наверное, устал! И к тому же голодный? Давай, я тебя накормлю и ложись-ка ты спать, утром мне все расскажешь.
Однако в здешней реальности она мало отличается от его миссис Фигг: такая же гостеприимная и болтливая…
Гарри согласно кивнул и вошел в дом, мало думая о завтрашнем дне и вообще в ближайшем будущем. Он очень устал физически и особенно морально, все впечатления от появления в чужом мире уснули раньше, чем он успел добраться до кровати.



@темы: Просто быть рядом

URL
Комментарии
2010-11-07 в 00:51 

Shikur
Красота - это состояние души
Буду читать с огромным удовольствием. Помоему прекрасно написано. И сюжет интригует и...и... это же севитус! :inlove::red:

2010-11-07 в 01:06 

Один шанс на миллион выпадает в девяти случаях из десяти
Подписываюсь ))
Надеюсь, продолжение будет выкладываться в этой же теме :shuffle:

2010-11-07 в 01:55 

ms_l
Начало понравилось, буду ждать продолжение!!!

2010-11-07 в 02:02 

Глюки уходят и приходят. Настоящие друзья остаются. Если "настоящий друг" ушел, значит он тоже был глюком.
Lady Shikur
Спасибо за отзыв))) Постараюсь и в дальнейшем не уменьшать, а наоборот повышать ваш интерес))))

Snow Helga
Это надо спросить хозяина дневника))))

ms_l
Постараюсь не затягивать))

2010-11-07 в 06:59 

Я негодяй, но вас предупреждали.(с)
Очень интересно! Подписываюсь.

2010-11-07 в 17:50 

ZTatS
Очень интересное начало! Читала бы обязательно, уже только за то, что севитус, но это на самом деле интересно. С большим нетерпением жду продолжения. Автору - большое спасибо за замечательную работу. :white:

2010-11-07 в 17:56 

Глюки уходят и приходят. Настоящие друзья остаются. Если "настоящий друг" ушел, значит он тоже был глюком.
Большое спасибо! Для меня очень важно, что вам нравится))) Это добавляет стимула для дальнейшего написания :)

2010-11-09 в 14:06 

Маруся75
Отличное начало, буду с нетерпением ждать продолжения!!!))))

2010-11-24 в 09:36 

Ksie-il
Никогда не бойся делать то, чего не умеешь. Помни: ковчег был построен любителями. Профессионалы построили "Титаник".
Буду ждать продолжения с огромным нетерпением!

2011-01-19 в 23:27 

Хорошее начало. Я вообще-то северитусов мало читала, но то что у вас прочла очень понравилось, с нетерпением буду ждать продолжение!!! Огромное спасибо за ваш труд!

2011-01-20 в 01:44 

Шиноби Скрытого Листа
Глюки уходят и приходят. Настоящие друзья остаются. Если "настоящий друг" ушел, значит он тоже был глюком.
Нэтэль
Вам спасибо за то, что читаете и за отзыв))))

2011-04-04 в 23:55 

Haters gonna hate (c)
Любопытно!Любопытно,читать буду с удовольствием)))
Жду проду)
Лучше севитуса только северитус)))

2011-04-05 в 00:41 

Шиноби Скрытого Листа
Глюки уходят и приходят. Настоящие друзья остаются. Если "настоящий друг" ушел, значит он тоже был глюком.
Shinigami Kira
Северитусов много, поэтому решила разнообразить севитусом))) спасибо за отзыв)))

2011-04-05 в 23:17 

Haters gonna hate (c)
Ну да,ну да,северитусов вполне достаточно.Как-то их любят больше,чем севвитусов)))
С нетерпением жду продолжения)))

   

~In Blood Only~

главная